СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Персона


Алексей Головань

 

 

 

Выпуск №125 полностью

Личное дело:

    Алексей Иванович Головань родился 2 февраля 1966 года в подмосковной Дубне. Окончил Московский инженерно-физический институт, институт молодежи и Московскую государственную юридическую академию.

    Работал в МИФИ, затем – в бюро по общественной опеке и попечительству Советского Детского фонда им. Ленина. Был соучредителем и исполнительным директором благотворительного центра «Соучастие в судьбе» - региональной общественной организации, которая помогает выпускникам детских домов и школ-интернатов для сирот. Входил в координационный совет федеральной программы «Дети-сироты», работал в столичном благотворительном совете.

С 2002 года занимал пост уполномоченного по правам ребенка г. Москвы. 1 сентября 2009 года назначен уполномоченным по правам ребенка при Президенте России.

    Женат, воспитывает дочь. Увлекается литературой и кинематографом, любит пешие прогулки. Но главным своим увлечением Алексей Головань называет работу.

 

- Здравствуйте, Алексей Иванович! Прежде всего, примите наши поздравления в связи с назначением.

- Спасибо!

- А главное – с созданием самого института уполномоченного по правам ребенка на государственном уровне. Правда, того, что знаменательное событие произойдет 1 сентября, наверное, не ожидал никто. Такая приятная неожиданность…

- Мне кажется, что эта необходимость возникла не «вдруг». Если мы проследим те действия, которые предпринимал в последнее время наш Президент, то создание этой должности – это один из закономерных шагов в построении той системы защиты детей, о которой он говорил.

    В этом году Президентом были внесены два проекта, которые уже стали законами, связанными с защитой детей. Президент провел несколько совещаний с силовиками, где как раз особое внимание уделял защите детей. И Президент говорил о том, что у нас в стране пока отсутствует эффективная система защиты детства. А, как известно по опыту субъектов Российской Федерации, где есть институт уполномоченного по правам ребенка, по опыту других государств, институт детского омбудсмена является очень важным и подчас основополагающим элементом в системе защиты детства. Чем «гуще» сеть институтов, учреждений, которые занимаются детьми, тем «гуще» сеть безопасности для детей. Ряд проблем в отношении детей находится на стыке ведомств (и, соответственно, каждое ведомство старается переложить этот вопрос на своих коллег, на своих смежников). И есть определенные проблемы, связанные с защитой прав детей, которые, к сожалению, не входят в компетенцию ни одного ведомства. И есть проблемы, которые требуют координации усилий разных структур, разных учреждений, но этой координации нет. И поэтому я думаю, что все эти доводы легли в основу того решения, которое принял Президент: чтобы был какой-то постоянный лоббист интересов детей, уполномоченный Президентом, и он мог бы подталкивать министерства, ведомства, субъекты Российской Федерации к принятию решений в интересах детей.

- Не секрет, что большинство людей, так или иначе связанных с защитой прав детей, восприняли президентский указ как долгожданный подарок. Поскольку уже давно говорили о том, что необходимо учредить должность уполномоченного по правам ребенка на федеральном уровне.

- Об этом, кстати, два года назад на Рождественских чтениях говорил Патриарх Всея Руси Алексий II. Этого же требуют наши международные обязательства: Конвенция ООН по правам ребенка и ряд других. Поэтому то, что произошло, я считаю закономерным результатом. Очень важно, чтобы институт уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ смог достаточно быстро, без раскачки, заняться конкретной работой. Чтобы было очевидно, что этот институт не является каким-то бутафорским, что он создан для того, чтобы решать совершенно конкретные проблемы.

- Алексей Иванович, Вы долго и, надо сказать, плодотворно работали в качестве Уполномоченного по правам ребенка в столице. Однако, недавно Москва упразднила эту должность. Такое решение московских законодателей выглядит более чем странно, особенно в свете последних событий государственного масштаба…

- Я считаю, что это ошибочное решение, что оно не соответствует, прежде всего, интересам московских детей, оно не соответствует общей стратегии по защите детей, которые реализуются на международном и на российском уровне. И я, в общем-то, полагал, что это решение должно быть пересмотрено. Я думаю, что в Москве все-таки будет реанимироваться этот институт в каком-то виде. Наша команда, которая работала в Москве, хорошо знакома с московскими проблемами, хорошо знакома с московскими специалистами, с органами власти, мы могли бы частично взять на себя решение этих проблем. Но для этого должно быть, с моей точки зрения, желание и городских властей. В Москве очень хорошие специалисты, здесь очень хорошие люди работают в органах власти и на муниципальном уровне. Я многих знаю лично, у нас добрые отношения. В том числе, с руководителями учреждений, детских домов, приютов. Я с большим уважением отношусь к этим людям, и, конечно же, нам хотелось бы продолжить с ними работу. Нас знает население, к нам приходят. Что очень важно - нам доверяют!

-А ведь такое доверие – дорогого стоит. Не секрет, что далеко не всегда власть своими решениями и действиями поступает разумно и справедливо по отношению к своим гражданам.

- Далеко не всегда…И каждый раз, когда этот институт восстанавливает справедливость, оказывает поддержку, защищает права граждан в совершенно конкретных ситуациях (а тем более – детям, как самым незащищенным гражданам), это, безусловно, восстанавливает доверие граждан по отношению к властям. И для меня это очень важно.

    Мне часто приходили письма, в которых люди рассказывали о том, что, получив какую-то поддержку, они поверили в справедливость государства, в справедливость законов, они поверили в то, что власть думает о своих гражданах, о своих детях. Для меня это было самым лучшим отзывом и стимулировало к дальнейшей работе. Когда я видел, что мы переубеждали людей, которые к нам приходят, отчаявшихся людей, которых отпихнули из всех возможных структур, я был счастлив, что люди не разочаровались в государстве, а наоборот! И убеждение, что помощь от государства получить можно, они будут нести это своим соседям, своим родственникам и т.д., и т.д.

- Алексей Иванович, Вы еще по своей предыдущей активной деятельности наверняка знаете: иногда, чтобы в корне изменить ситуацию, надо изменить закон. Однако, у Уполномоченного по правам ребенка не будет права законодательной инициативы?

- Не будет, потому что субъекты права законодательной инициативы закреплены в Конституции Российской Федерации. Но мы же будем сотрудничать с различными субъектами законодательной инициативы. И первым среди них является Президент Российской Федерации. И мы наши идеи можем предлагать Президенту, депутатам для того, чтобы они уже вносили эти идеи в качестве каких-то законопроектов. Например, как уполномоченный по правам ребенка в г.Москве я имел право законодательной инициативы в Московской городской Думе.

    А городская Дума в соответствии с Конституцией Российской Федерации имеет право законодательной инициативы в Государственной Думе, и поэтому те проекты федеральных законов, которые мы вносили через городскую Думу, потом рассматривались Государственной Думой и стали законами. Сейчас будет другая ситуация, но я не думаю, что она будет препятствовать нам в том, чтобы какие-то идеи оформлять в виде законопроектов и просить депутатов или Президента внести их на рассмотрение в Государственную Думу.

- Алексей Иванович! Спасибо, что нашли возможность придти к нам в студию. Огромных Вам успехов и удачи!

- Спасибо!


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru