СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Усыновление  |  "День Аиста"


Максим
Выпуск 83. Эфир - 5 января 2008 г.

  [ звук ]

                                                                                                    

 

Видео:

репортаж

 

Эфир – 5 января в 17.30, 7 января в 13.30, 10 января в 19.30

    Историю, которой посвящен наш рождественский выпуск, мы планировали рассказать уже давно. Но всякий раз, когда программа была почти готова к эфиру, жизнь вносила в ее сюжет такие коррективы, предположить которые было просто невозможно...

«ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ…»

    

МаксимВ сентябре 2005 года наш «Поезд надежды» впервые отправился в путь. В Орле, в областном доме ребенка, мы познакомились с замечательными малышами. Среди них был Максимка.  Красавец-мужчина двух лет от роду. Голубоглазый блондин. Румяный и крепкий. Море обаяния и достоинств. Здоровый, самостоятельный, сообразительный... Любимчик у воспитательниц. Этот малыш сразу обратил на себя особое внимание, и мы были уверены: уж за него-то точно можно не волноваться, этот "орленок" улетит домой первым!  Ведь таким сыном будет гордиться любая мама.

Звонки радиослушателей:

- Мы услышали о мальчике Максиме, хотелось бы узнать о нем поподробнее. Куда нам обратиться?

- Перезвоните мне, пожалуйста, мне нужна информация о Максиме…

- Мне очень понравился Максим, он так похож на моего младшего сына. Я думаю, было бы хорошо, если бы у нас появился третий ребенок.

    Прошли девять месяцев. Пять других «орлят», фотографии которых мы разместили в нашей виртуальной детской галерее, давно обрели своих приемных родителей. И только для одного малыша так и не нашлось близких людей, готовых окружить его теплом и любовью. Для Максимки.

- Мальчик хороший, развивается соответственно возрасту. Никаких психических и речевых нарушений у ребенка нет. Он мало болел. Очень приятный, понятливый мальчик. Очень уравновешенный, спокойный, рассудительный. По виду – совершенно домашний ребенок! - рассказывала о нем главный врач Орловского Дома ребенка Людмила Грамотина. - Приходили люди, смотрели, но вы знаете, бывает, наверное, такое – не судьба! Просто не судьба. Вот этому ребенку не повезло. Нам самим очень жалко.

    За многочисленными звонками и письмами, за таким искренним интересом к ребенку и тревогой за его судьбу, увы, ничего не последовало.

    Максиму исполнилось три года, и его перевели в Мценский детский дом.

- Как он воспринял перевод?

- Ребенок переживает. Он не понимает, что происходит. Провожают его к машине. Едет с ним знакомая тетя. Тетя, которая его любит, которой он доверяет. А когда приезжают на новое место, то там, конечно, дети плачут…

    Максимка тоже горько плакал. Несмотря на то, что в доме ребенка его старались подготовить к переезду в «другой детский садик», где живет много знакомых ему ребят, мальчику было страшно и одиноко. Веселый непоседа-говорун стал тихим замкнутым молчуном. Он тосковал, с трудом привыкая к незнакомым людям и к новой жизни. Привычный мир в одночасье рухнул.

- Хороший добрый мальчик. Очень ласковый. Он только сейчас начал к нам привыкать. А с чужими людьми он даже слова не скажет. Сначала очень стеснялся. Всех. Ни слова вообще не говорил!

- А с ребятами он подружился?

- Нет, он отдельно любит играть. Самостоятельно.

    Максиму предстояло прожить здесь около четырех лет. Мценский детский дом – дошкольный. Когда его воспитанникам исполняется семь лет, их снова распределяют по разным детским домам…

***

    В начале лета 2006 года мы еще раз рассказали о нашем подопечном, надеясь, что его будущая мама нас все же услышит. А воспитатель Орловского дома ребенка Людмила Федосова специально для той программы написала стихотворение о всеобщем любимце Максимке.

Фрагмент программы:

…Как жаль, что некому сказать:
«Какой же ты хорошенький!»
Как славно ты нарисовал зеленые горошины,
Как слушал ты внимательно,
Как пальчики старательно
Учились кисточку держать
И ею в баночку макать.
И, отвернувшись от тебя,
Слезу смахнув соленую,
Я предложила краски взять,
И выбрал ты зеленую.
На белом, чистом поле вдруг
Увидел ты зеленый луг,
И словно из лукошка
Посыпались горошки.

………………………
Как славно ты нарисовал
Зеленые горошины,
Как жаль, что некому сказать:
«Какой же ты хорошенький!»

После этой передачи шквал звонков обрушился на Мценский детский дом…

- Желающих очень много. Звонят, звонят…Я уже даже привыкла: о Максиме, о Максиме… - говорит директор Валентина Понасенкова. - Мне звонят со всей России!

- Но одна семья на Максима уже точно определилась?

- Ну, все уже, да.

***

    Оксана Горохова несколько лет уговаривала мужа взять в семью приемного ребенка. В 2006 году, когда их кровному сыну исполнилось пять, в их семье появился восьмилетний Сережа, воспитанник одного из московских детских домов. Прошло совсем немного времени, и однажды Оксана случайно зашла на наш сайт. Здесь она увидела фотографию Максима. Он очень ей понравился, и с того момента Оксана думала о мальчике постоянно. Но, как и многие, была уверена, что наверняка уже есть семья, готовая забрать ребенка к себе. А когда узнала, что Максима перевели в детский дом, то в тот же день распечатала его фотографию и показала мужу. Они сразу приняли решение и на утро отправились в опеку своего района. Им пообещали оформить документы как можно быстрее.

Оксана: - Я постоянно с директором созваниваюсь, сообщаю, как у нас дела, спрашиваю, как Максимка себя чувствует. Сами ждем - не дождемся. И дети замучили - когда, когда?

    Когда все документы были готовы, супругам выдали направление: теперь они могли увидеть Максима. Одной встречи оказалось достаточно, чтобы убедиться, что это действительно «их» ребенок.

- Когда я его первый раз увидела в кабинете директора, он сидел и молчал. Потом мы с ним гуляли на улице. Он что-то лопотал, таким тихим голосом… В группе он почти ни с кем не общается, нам сказали, что он только выделяет какую-то ночную воспитательницу. С нами он общается только шепотом. Он почему-то боится громко говорить.

    

    

    Супруги подали документы на усыновление Максима в Мценский городской суд. В ожидании судебного заседания они несколько раз приезжали к мальчику в детский дом. Пять часов пути в одну сторону, чтобы два-три часа провести вместе. И с каждым разом расставание с малышом становилось все тяжелее.

размер: 32281 байтразмер: 45576 байт

- Я собираюсь уходить - он отворачивается, закусывает губы. Пытается не заплакать. Нас он называет «папа» и «мама». Его спрашивают: «Кто это к тебе приехал?» - «Ко мне папа с мамой приехали!». С удовольствием идет к нам на руки, сидит на коленях. И доверяет, видно, полностью. В альбоме на фотографиях узнает Вовку и Сережку. Мы же первый раз с ними приезжали.

размер: 100240 байт

- А детям Максим понравился?

- Очень! Сережка сам через это прошел. Мы выходим из кабинета директора, я у него спрашиваю: «Ну, как тебе Максимка?» Он говорит: «Я пока там сидел, у меня улыбка с лица не сходила. Он такой смешной! А когда нам его отдадут?» Со своей стороны, мы делаем все возможное. Не дай бог что-то с другой стороны! Вот это для меня страшно…

    Предчувствие… Ну почему, когда ждешь беды, она непременно тут как тут? Телефонный звонок из Орла стал для всех нас настоящим громом среди ясного неба.

 

- … Приходила его мама сегодня… Она лишена родительских прав. – сообщила главный врач Орловского дома ребенка Людмила Грамотина. - «Дайте мне справку, что он здесь был».
- А вы знаете, что он уже в Мценске?
- Знаю. Я видела по телевизору.
- А зачем вам ребенок?
- Ну, как же, я его люблю, не сможет никто чужой его любить.
- Но вы же его бросили! Вы ездили в Мценск или хотя бы позвонили директору узнать, как там ребенок?
- А я не знаю номера телефона…
- А вы что, в лесу живете? Неужели трудно найти номер телефона?

История приняла неожиданный оборот, о чем нам предстояло сообщить Оксане.

- Оксана, я только что разговаривала с главным врачом, объявилась био-мама Максима…

- Да Вы что! Мне директор говорила, что ей несколько раз направляли официальные запросы, напоминали о ребенке, но она не появлялась, написала отказ. В итоге дала согласие на усыновление ребенка другими людьми.

- Неожиданное появление био-мамы вас не пугает? Вы не повернете назад?

- Нет, что вы! Конечно, нет. У меня с первым ребенком была такая же ситуация. Но он уже взрослый мальчик и понимает, что он ей не нужен, иначе она давно бы сделала все, чтобы забрать его домой. Он сделал выбор – он живет с нами. А этот – еще совсем маленький, он ее знать не знает, поэтому нет никакого смысла пускать ее в свою жизнь.

    Через два дня после того, как супруги Гороховы подали документы на усыновление в Мценский городской суд, сюда же пришел иск от биологической матери Максима о восстановлении ее в родительских правах.

- Если суд решит удовлетворить ее просьбу, значит, она получит ребенка назад, - говорит заместитель директора детского дома Зоя Винакова. - Если суд ей откажет, то дело об усыновлении новыми родителями будет рассматриваться дальше. Пока же дело об усыновлении приостановлено - до решения суда по иску о восстановлении матери в родительских правах.

- Зоя Николаевна, Вы видели маму?

- Обыкновенная девушка 20-ти лет. Худенькая, молоденькая. Живет с каким-то молодым человеком. Студентка. У нее умерли оба родителя, она получает пособие - около трех тысяч - и 250 рублей пенсию. Инспекция по охране прав детства Железнодорожного района города Орла категорически возражает против того, чтобы возвращать ребенка матери. А в остальном - как решит суд!

    Оксана Горохова прямого отношения к делу «о восстановлении биологической матери Максима в родительских правах», конечно, не имела. Но просто ждать, какое решение вынесет судья, она не могла. Вместе с мужем они приехали в Мценск. Супруги наняли адвоката для того, чтобы попытаться доказать суду, что мальчику в их семье будет лучше.

 

 

размер: 52491 байт  размер: 57685 байт

 

- Почему Вы не отступили, когда узнали, что появилась биологическая мама, и почему решили бороться?

Оксана: - Мы настолько сроднились с Максимкой, настолько успели привыкнуть к мысли, что рано или поздно он официально станет нашим сыном, что все малейшие сомнения: бороться за него или отойти в сторону - отметались сами собой! В одну из наших встреч с Максимкой мы услышали, как он кричит - «Мама, я хочу домой!» - и все эти сомнения сами собой рассеялись! Временами у меня даже было такое ощущение, что Максимка – это мой сын, а та чужая тетя пытается его у меня отобрать!

***

    По словам председателя Мценского городского суда Евгения Голятина, дела «о восстановлении в родительских правах» у них слушаются редко. А случай, когда за ребенка борются биологическая мать и потенциальные приемные родители, – смело можно назвать уникальным!

- Иск может быть как удовлетворен, так и отклонен. Но это будет сделано в интересах ребенка. Сначала суд выслушает всех лиц, участвующих в деле, - представителей органов опеки и попечительства, детского дома, где находится ребенок, прокурора, изучит материалы дела. Необходимо воссоздать всю обстановку, которая предшествовала этому заявлению. Выяснить, как вела себя мать до этого. И в интересах ребенка будет вынесено решение.

Судебные слушания длились более двух месяцев…

- Там сложное дело, - говорит специалист органа опеки и попечительства города Мценска Людмила Евсикова. - Мама настаивает на том, чтобы ее восстановили в родительских правах. Она говорит, что все осознала. Я не могу ее никак охарактеризовать, потому что совсем не знаю ее. Может, осознала, может, сейчас материнские чувства появились. Впечатление от нее? Тоска в глазах меня просто поразила! Совсем молодая, белокурая, красивая русская женщина.

- Они собирают материалы. Мать требует отдать ей ребенка, – продолжает директор детского дома Валентина Понасенкова, - Она плачет. Плачет и просит вернуть ей ребенка. А судьи – тоже люди! Наше мнение они знают, мнение органов опеки знают. Поэтому так скрупулезно все изучают. Конечно, судьи склоняются к тому, что биологическая мать имеет больше прав, чем приемная. Ребенку, конечно, было бы лучше в приемной семье, это безусловно. И, однако, она - мать. Вы знаете, у нас в детском доме столько игрушек! Но если какую-то игрушку им вдруг принесла мать-пьяница, пусть даже эта игрушка им не нравится, они с ней не расстаются! Не дай Бог - кто-то из детей ее возьмет, сколько будет слез, сколько будет обиды, что взяли именно эту мамину игрушку! К сожалению, они больше уважают и любят своих матерей, чем наши собственные дети нас.

- А по Вашему ощущению, какие перспективы?

- Я не думаю, что отдадут ей. Почему? Мы сделали запрос в Железнодорожный район, там ей дали самую отрицательную характеристику. Она хотела приехать сюда, посмотреть мальчика, я ответила: «Вы приедете, только если Вам будет дано разрешение!» – они ей не разрешили!

    Представителя опеки Железнодорожного района города Орла Ольгу Глаголеву вызывали на одно из слушаний, где она категорично высказала свою позицию.

- Прежде чем идти на суд, я прошла по всем нашим инстанциям. И в милицию позвонила: «Вот мне завтра на суде выступать. Как вы считаете …» - «Да вы что, сейчас ребенка отдадите, потом опять мы за этими будем бегать!» Пошла в комиссию по делам несовершеннолетних. Там тоже за голову схватились, потому что они все намучились с этой семьей. Я знаю, что девочка родила ребенка, бросила его, не посещала. Когда мальчика перевели в детский дом, она его тоже не посещала. Не звонила, не интересовалась. И только когда по радио прошла информация о том, что ребенка хотят усыновить, она засуетилась. И то, не по своей воле, а из-за того, что старшая сестра и бабушка сказали: «Грешишь, Оля!» Говорят, что она посещала ребенка. Когда она посещала ребенка? Я лично за ней бегала - ради Бога, посети! Я на суде сказала: «Где ты была, когда у ребенка первый зуб лез, когда он ночи не спал, когда у него температура была? Я за тобой бегала. А ты не пришла!» Стоит, молчит. Ни я, ни в доме ребенка этот иск не поддержали. Не скажу, что меня эмоции захватывают, нет. Бывает, что в силу разных причин женщина оставляет ребенка, но тогда она каждый день его навещает, гуляет с ним, покупает ему вещи, ребенок знает, что это – его мама! И это один разговор. А когда за ней все службы бегают: милиция, опека, соцзащита - «Ради бога, приди!» - письма шлют, и человек никак не реагирует, ну какой тут материнский инстинкт? Помяните мое слово, все равно мы этого ребенка будем забирать… Дай Бог, чтобы я ошибалась!

-

***

    19 октября 2006 года суд вынес решение…. Оксана Горохова была на том заседании.

- До этого момента я еще жила какой-то надеждой. Но как только началось слушание, я заплакала. Еще до оглашения решения суда я поняла, что оно будет не в нашу пользу! Не получилось сдержать эмоции, слезы потекли сами собой. Наверное, невозможно объяснить тому, кто не сталкивался с чем-то подобным. Но это как потеря близкого человека, человека, которого ты уже обрел, а теперь теряешь.

    Вся наша семья ждала его приезда, считала дни. Были готовы и кроватка, и одежда, и игрушки. Было запланировано место для него в детском саду. Дети постоянно спрашивали, когда его нам отдадут. Я же просто действовала на уровне интуиции, если даже не сказать - материнского инстинкта.

- Вы видели на заседании биологическую маму. Вам же хотелось ее увидеть? Какой она вам показалась? Что вы почувствовали в этот момент. Может быть, облегчение… или нет?

- Да, мне очень хотелось ее увидеть, чтобы меня не мучила совесть за то, что я пытаюсь лишить ее возможности растить своего ребенка. Мама Максимки… Она показалась мне действительно молодой девочкой, которую когда-то сбили с жизненного пути родственники, как она это говорила. Вид у нее был заплаканный, испуганный, ее колотила нервная дрожь. Видно было, что она очень боится, что ребенка отдадут мне. Видно, что она действительно всей душой хотела вернуть его себе, вряд ли это были сиюминутные эмоции. У меня даже были мысли познакомиться поближе, постараться оказать ей какую-то помощь, не терять с нею контакт. Может быть, это как-то нестандартно, но попытаться помочь ей встать на ноги, чтобы она действительно смогла быть, если она хочет, достойной матерью Максимке!

- Если бы была возможность вернуться назад, изменили ли Вы что-нибудь?

- Если бы я знала, чем она закончится, я бы сделала все возможное, я попыталась бы сделать еще больше, чем я уже сделала, чтобы Максимка все-таки попал в нашу семью.

- Ее восстановили в правах? Да вы что?! - в опеке Железнодорожного района города Орла эта новость стала настоящей неожиданностью. - Ну, принял суд такое решение... Суд есть суд. Мы закону подчиняемся….

    Ольга Глаголева пришла домой к маме Максима, чтобы посмотреть, в каких условиях  предстоит жить мальчику.

... Я к ней пришла в пятницу. Думаю: в понедельник мама будет забирать ребенка, как она подготовилась? А никак! Ни пеленочки, ни свитерочка, ни обуви – ничего! «Где он спать будет?» - «Да вот здесь, на диване…»

Я ей сказала: «Оля, идите в отдел соцзащиты, в отдел материнства и детства. Становитесь в очередь, просите материальную помощь, оформляйте в детский сад, в соцгруппу. Она теперь к нам не относится. Мы занимаемся детьми, оставшимися без попечения родителей. Она теперь мама. Просто одинокая мама, у нас таких полно, сами знаете… Теперь я наблюдать эту семью буду только в том случае, если поступит сигнал, что ребенок опять остался без попечения родителей…

***

    Кто бы мог подумать, что прощание может стать праздником? Оказывается, может. Если позади остаются одиночество и острое ощущение нелюбви, ненужности этому миру, которые так мучили трехлетнего малыша. Максимка точно понял, нет, скорее, почувствовал, что произошло в его маленькой жизни. Очевидцы утверждают, что в этот осенний пасмурный день он сиял так, словно в нем поселилось яркое, горячее солнышко. Среди многочисленных взрослых, которые искренне радовались за мальчишку, была и наш орловский корреспондент Анна Мосягина.

Репортаж.

Директор детского дома диктует : - «Обязуюсь создать для ребенка условия для его всестороннего развития. Любить его. Отвечаю за жизнь и здоровье сына. С собой беру документы: свидетельство о рождении, медицинскую прививочную карту. Распишитесь, поставьте число. Вещи, согласно накладной. Мы тебе даем: маечки, трусики, колготки, рубашку, туфли, кофту, шапку, куртку балоневую, сапоги, брюки-гетры, тапочки комнатные. Мы тебе даем полный набор вещей, в которых можно привести ребенка. Вот вам решение суда, согласно которому вы восстанавливаетесь в родительских правах и вам позволено взять ребенка».

Анна Мосягина: В кабинете директора дошкольного детского дома началась новая глава жизни 20-летней Ольги Невзоровой. Название ей - полноценная дружная семья. Мама, папа и сын. Восстанавливая молодую мать в родительских правах, именно на это рассчитывали судья и представитель прокуратуры. Что будет так, надеется и весь коллектив Мценского детского дома. И, конечно, директор Валентина Понасенкова.

В. Понасенкова: - За 18 лет моей работы только пять деток ушли в свою родную семью. Чаще берут приемные семьи. Я думаю, она постарается создать все условия для его жизни, хотя мы отдаем его с большой болью…

    Четыре года назад 16-летняя мама-сирота не видела иного выхода, кроме как оставить ребенка.

Ольга: - Когда я его родила, я сама была несовершеннолетней. У меня не было родителей, я сама была ребенком, поэтому не имела ничего для нормального воспитания ребенка. Мне пришлось оставить его сроком на один год. Потом получилось так, что меня лишили родительских прав, они посчитали, что у меня нет средств на содержание ребенка, я не учусь, не работаю. Нет средств, и меня лишили материнства. Я старалась подать заявление, чтобы восстановиться в родительских правах. Потом долго - месяцев семь! - мне вообще запрещали видеться с ребенком, так как я травмирую его как мать. Потом узнала, что его скоро отдадут в другую семью. Пришла в суд, одна женщина мне помогла, подсказала, как правильно написать заявление. Меня все поддержали.

    Сейчас я учусь, как сирота я получаю повышенную стипендию, паек, пенсию, мне оказывают помощь, дают вещи и деньги. У ребенка есть отец, он работает в Москве. Когда заработает денег, мы с ним поженимся. Он не отказывается, он согласен установить отцовство, помогать растить сына. И будем жить. А потом я отучусь, пойду работать, ребенок в детском садике будет.

- Когда ты поняла, что надо срочно забирать ребенка?

- Наверное, тогда, когда я пришла в детский дом, и мне сказали: все, больше с ребенком мы тебе не разрешаем видеться. Наверное, вот это стало последней каплей, и я начала собирать документы.

- Сейчас планы на будущее самые радужные, но все - таки страх есть, чего боишься?

- За ребенка я не боюсь, разве только со мной что-то случится. Но и тогда с ребенком все будет хорошо, я надеюсь. Его смогут воспитать без меня. Отец есть.

- Скучала без него?

- Конечно, скучала. Я бы приехала и в шесть утра. Лишь бы забрать его побыстрее.

-Скажи, а каким бы ты хотела, чтобы он вырос? Что главное тебе хотелось бы дать в жизни ему?

- В первую очередь, чтобы он был добрый, умный, чтобы у него было хорошее образование. Самое главное, чтобы он был счастливым. Чтобы у него все было, чтобы он ничем не был обделен.

размер: 39019 байт

 

 

-Завтра как день проведете?

-Завтра проведем день вместе. Пойдем гулять куда-нибудь. В детский парк сходим.

В общем, судьба подарила Ольге еще один шанс стать настоящей мамой своему сыну. И вот – долгожданная встреча.

 

(в группе)

Директор детского дома: Вот сюда заходите! Максим! Кто твоя мама? К маме своей подойди! Знаешь, где твоя мама? (Максимка маму не узнал и подошел к Анне Мосягиной).

-Поехали домой? Поехали?

Воспитатель: -Праздник сегодня.

Директор: -А кто вас угостил конфетками?

Дети: -Мама.

Директор: - Мама Максима?

Дети: -Да!

Воспитатель: -Дети, вместе: до свидания!

Воспитатель: «Пойдем, пойдем, мой хороший, на улицу, сейчас мамочка твоя придет! Ты едешь куда, Максим?» - «Домой!» - «А с кем ты поедешь домой?» - «С мамой!» - «А маму твою как зовут?» - «Мама Оля!» - «Позови ее!» - «Мама Оля!» - «Иди к маме Оле! До свидания, счастливо вам! Удачи вам в жизни» !

***

    Спустя три месяца после того, как Максим уехал из детского дома, мы позвонили Татьяне Ступиной, директору орловского профессионального лицея, где учится Ольга, спросить, как дела у молодой мамы. О том, что у ее студентки есть ребенок, Татьяна Ступина узнала из телевизионного сюжета.

- Когда она к нам поступила, она наличие ребенка в своих автобиографических данных не указала. Она скрывала этот факт.

    На следующий же день Татьяна Ступина вызвала Ольгу к себе для серьезного разговора..

- Я ее вызвала и сказала: «Оль, ты его забрала, а вот как ты собираешься дальше-то? Давай решим, что тебе нужно!» Я выступила не на стороне Ольги, я выступила на стороне этого ребенка. Она учится, и у нее каких-то особых средств на существование нет. Она забрала ребенка, но не знала, как быть дальше, и мы, взрослые люди, должны были ей помочь в этой ситуации.

    Я обратилась в разные фонды, организации, сама оказала ей материальную помощь для того, чтобы приобрести все необходимое: и одежду, и кроватку. Я решила вопрос с детским садом. Там можно оставлять ребенка даже на круглосуточное пребывание.

    Наши сотрудники ходили к ней домой. Когда мы выделили деньги, то сразу поставили условие, что если она взяла на себя такую ответственность, значит, ребенком надо заниматься, деньги должны тратиться на ребенка и никуда больше. Мы видели ребенка, видели, что для него сделано, что для него приобретено. Говорить, что она благополучная мать, я бы не стала. Не знаю, как сложится жизнь Максима. Мальчик такая прелесть. Он такой хороший. Хочется, чтобы у него было все хорошо.

    Почти сразу Ольга отдала Максима в детский сад.

размер: 48512 байт

- Прекрасный ребенок! Воспитателям он пришелся по душе: воспитанный, культурный, умненький мальчик, - говорит заведующая детским садом Раиса Боева. - Но вы знаете, отношение мамочки все равно у нас вызывает тревогу. Они редко его приводят, ссылаясь на то, что он больной. А соседи рассказывают, что он гуляет вечерами на улице под присмотром родственников, знакомых. Вот социальный педагог посещала их, он был дома с тетей, не с мамой… Как-то нас это не очень радует. Я себе поставила на заметочку с ней встретиться, пообщаться.

 

***

    Оксана Горохова не стала приемной мамой для Максима. Но этот мальчик уже вошел в жизнь всей ее семьи и занял в сердце Оксаны свое, только ему принадлежащее место. Еще на суде, когда стало ясно, что ребенка отдадут не ей, Оксана решила: «Раз я не могу сделать его счастливым сама, то я бы очень хотела помочь Ольге сделать его счастливым». Однако, как к этому отнесется сама Ольга? Между женщинами состоялся очень непростой разговор, которого, наверное, боялись обе. С их разрешения мы приводим его фрагмент.

Оксана: - Я очень благодарна тебе, что ты согласилась поговорить. Хотелось узнать, как у вас дела, как Максимка, меня беспокоит его здоровье. Может, у тебя что-то не получается, может, помощь какая нужна…

Ольга: - Нет. Это, конечно, не телефонный разговор. Я собираюсь ехать в Москву, меня там тетя ждет, очень хочу познакомить ее со своим сыном. В принципе, я поеду с Максимом, так что…

Оксана: - Если хочешь встретиться, можем вместе встретиться, с моими детьми, погулять.

Ольга: - Я не против, честно, я благодарна за то, что когда меня не было рядом с ним, вы его навещали, помогали ему. Он первое время постоянно вас вспоминал. Спрашивал: - «А приедет ли к нам Оксана?.

Оксана: - Мы же не знали, что так получится, понимаешь, если бы мы знали, что у него там мама есть… Но просто он нам так в душу запал, что мы только для него это все делали, мы не хотели никого другого усыновлять. Мы за него переживаем, как у него там судьба сложилась, все ли у вас нормально. А сейчас он как себя чувствует?

Ольга: - Сейчас хорошо. Первое время, конечно, он все рвался – «домой хочу!» - а сейчас все уже. У него сейчас сестричка Саша, двоюродная сестра, бабушка у него Галя есть, он уже никуда не хочет. Я ему ни в чем не отказываю, я ему все покупаю, но он все равно вспоминает о прошлом, он мне рассказывает, как к нему относились в детском доме, рассказывает, что у него друг какой-то там был…

Оксана: - Тебе с ним легко?

Ольга: - Ну не знаю, не трудно…

Когда Ольга с Максимкой приехали в Москву, Оксана пригласила их к себе домой. Ей очень хотелось ближе познакомиться с Олей, увидеть Максима.

- Она говорит, давай сначала встретимся, увидимся, а потом уже разберемся, поедем мы в гости или нет. Я чувствовала, что она неуверена. Я поняла, что она очень переживала за реакцию Максимки, когда он увидит меня. Но он меня абсолютно не узнал, он меня не помнит. Он не кинулся ко мне с криком: «Мама, мама!» Видимо, ее это тоже успокоило.

    Ольга и Оксана проговорили всю ночь. Они на удивление быстро нашли общий язык.

- Мы с Ольгой очень долго разговаривали по душам, она мне много о себе рассказывала, я ей о себе рассказывала, дала ей послушать программу «Детский вопрос». Я видела, как у нее задрожали руки, когда она услышала, она плакала. А когда она читала текст программы в интернете – о том, что Максимка найдет именно свою маму, - она подняла глаза, посмотрела на меня: видишь, как здесь правильно написано, что он все-таки найдет именно «свою маму». Смысл-то у фразы другой, она его восприняла по-своему, но я не стала разубеждать. Видно было, что ее очень тронули слова о том, что Максимка найдет именно свою маму.

Я видела, как Максимка относится к ней, подходит, ручку целует – «мама, мамочка!» - без нее не засыпает по ночам. Видела, как она к нему относится, она его любит. размер: 67757 байт

 

Она поняла, что я к ней со всей душой. Никто не желает ей зла, все хотят, чтобы у нее все было хорошо. Она мне сейчас доверяет. Я уже не чувствую, что это мой ребенок, я чувствую, что это ее ребенок, но судьба этого ребенка мне не безразлична.

 

 

***

 

    Маленький «орленок» улетел в Орел. К женщине, которая его родила. Она еще очень молода, и для нее родной сын, больше трех лет проживший в казенном доме, пока еще незнакомый малыш. Было очевидно, что им придется привыкать друг к другу и пройти через те же трудности адаптации, с которыми сталкиваются в приемных семьях. Поэтому, хотя Максимка и вернулся домой, он по-прежнему остается нашим подопечным.

    Эта история длилась почти два года. За это время мы уже не раз готовили программу о Максимке к эфиру. Но происходили события, которые заставляли нас дописывать сценарий, и каждый раз в конце его стояло многоточие... И только сейчас нам кажется, что можно поставить точку. В конце ее первой главы.

Оксана: - Ольга говорит: «Я тебе благодарна, ты для меня как катализатор выступила, и я бы очень хотела, чтобы ты стала… его крестной мамой. Ты очень сильно повлияла на его судьбу". Конечно, я была очень тронута. Это будет в марте, и я сказала, что мы с удовольствием приедем в Орел. Важно не то, как мы встретились, а то, что сейчас есть между нами. Это еще одно доказательство того, что пути Господни неисповедимы, что любая встреча в жизни неслучайна…

 

***

Мы благодарим за сотрудничество «Новую газету», желающие помочь детям, о которых мы рассказываем в программе,  смогут найти на ее страницах всю необходимую информацию.

Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru