СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ


Игорёк
Выпуск 63. Эфир - 3 марта 2007 г.

  [ звук ]

 

 

 

Фрагмент выпуска № 25:
«Села птичка на окошко. Посиди еще немножко.
Посиди, не улетай. Улетела птичка. Ай!
Здравствуйте!»

Это стихотворение весной 2005 года нам прочитал Игорек из группы «Малышок» Орловского Дома ребенка. Светловолосый мальчик с доброй, открытой улыбкой. «Наш сероглазый принц», - рассказывали о нем воспитательницы.

Воспитатель Наталья Бородащенко: «Игорек самый, как мне кажется, симпатичный ребеночек в группе. Очень общительный. В группе он лидер, потому что самый старший… У него очень много положительных качеств. Если бы найти родителей…»

Игорьку очень скоро должно было исполниться три года. Чудный возраст для домашних малышей! И, пожалуй, самый трудный для детей, лишенных родительской защиты…

Фрагмент выпуска № 25:

«…Представьте, скоро к дому ребенка подъедет казенная машина, выведут мальчика, одного. Любимая воспитательница вынесет скромный пакетик с его вещами. Поцелует, попрощается, и скорее всего, больше они никогда не увидятся… Игоря увезут в детский дом. Ведь ему уже три года! Ждать душевного приема там не придется. Скорее всего ограничатся формальностью - заполнят документы и определят в группу.
Трехлетний Игорек еще не совсем хорошо говорит, и, конечно, не умеет писать. Но если бы он смог отправить письмо настоящей маме, наверное, в нем были бы такие слова: 

    «Где же ты, мама? Я расту богатырем, чтобы тебя защищать. Я буду примерным сыном и в обиду тебя не дам. Мамочка, любимая моя, я так тебя жду. У меня, конечно, здесь прекрасные воспитатели и врачи, которые делают все, чтобы я тебе понравился. Но нас тут так много. А мне хочется, чтобы мы с тобой были друг для друга одни. Ты - моя мама, и я - твой сынок. Мамочка, приезжай поскорее!»

Кто ответит на это «ненаписанное» письмо?»

***

Полгода мы искали приемных родителей для маленького «орленка». За это время уже дважды приходили документы о переводе малыша в детский дом. Но по счастливой случайности, первый раз детский дом временно закрыли на ремонт, а второй - в доме ребенка неожиданно объявили карантин. Словно кто-то хотел дать мальчику еще один шанс…

Фрагмент выпуска № 29:

    «Здравствуйте, люди добрые! Меня зовут Ольга. У меня две родные дочки - одной пять лет, другой чуть больше полугода. Несколько дней назад я увидела по телевидению сюжет о том, что у нас столько отказных детей - дома ребенка не в состоянии вместить! После этого уже какую ночь не сплю. Поговорила с мужем (правда, такие мысли были и раньше), а муж сам воспитывался в интернате, поэтому сказал: «Дети - где два, там и три!» Мы хотим усыновить ребенка или взять опекунство. Что для этого нужно? Подскажите! И пришлите мне, пожалуйста, фотографии. Заранее спасибо! Оля».

Такое письмо мы получили по «электронной почте». В письме был указан телефон. Мы позвонили.

Ольга: - Я не могу сказать, что до этого я не имела никакого отношения к этой теме, ничего не знала. Я просто не представляла, что ситуация с отказными детьми настолько серьезна! Что их такое огромное количество! Самое страшное было, что к ним никто не подходит, не выводит гулять! Показали детей возраста моей Аськи, которые сидят в кроватях, как за решеткой. Все! - со мной что-то случилось! Я как будто заболела! Не могла уже спокойно жить! Я даже Путину письмо написала! Не подумайте, что я совсем сумасшедшая. Шредер же удочерил девочку из России. Я Путину предложила поступить так же! В качестве самого сильнейшего примера для нашего больного общества, где есть такая колоссальная проблема!

    

       Оказалось, что Ольга Синяева - наша коллега, работает на телевидении, и во «всемирной паутине» удалось отыскать ее фотографию. Одного взгляда хватило, чтобы понять: Оля очень похожа на одного из наших подопечных - те же черты лица, те же ясные серые глаза и обаятельная улыбка…Игорек! Мы поместили две фотографии рядом, отправили Оле. И, затаив дыхание, ждали…

размер: 24611 байт

Что-то есть! Не так ли? J)

***


Ольга: - Началось все с вашего сообщения… Игорь… Он мне очень напомнил Аську. Похожи дети. А я недавно родила вторую дочку, поэтому у меня обострен материнский инстинкт! Я закрываю глаза и вижу этого мальчика: овал лица, эти ямочки на щечках…

    В рекордно короткие сроки Ольге удалось собрать документы.

    В общем, когда в сентябре 2005 года в Орел отправился наш первый «Поезд надежды», Оля, в отличие от других будущих приемных родителей, уже твердо знала, с кем она хочет познакомиться.

***

Интершум (автобус, детские голоса…)

- Алиса, а ты решила с мамой поехать?

- Да, мы с мамой сразу договорились, что я тоже поеду.

- А к кому ты едешь?

- Я еду к мальчику. Его зовут Игорек. Я везу ему в подарок игрушку.

- В гости едешь?

 -  Да, но он скоро будет с нами жить! Сегодня его нам не отдадут. Ему еще надо будет в больницу лечь. Ненадолго, на неделю. Я просила маму разрешить мне лечь в больницу вместе с Игорем, чтобы ему скучно не было, но нам не разрешили.

В доме ребенка:

Ольга: - Конечно, когда видишь ребенка в жизни, а не на фотографии, по-другому начинаешь его воспринимать: смотришь, как он движется, что говорит, как улыбается! Фотография дает лишь общее впечатление.

    Он - как маленький робот. Трогаешь его - и нет ощущения, что это живой организм! Он как будто замороженный! Это самое главное мое впечатление. Я сравнивала со своими детьми. Их берешь, они такие живые, даже мягкие.

    Я ему сначала показала игрушку - клоуна. Через этого клоуна стали общаться. Я ему: «Привет, Игорек!». И вдруг он этого клоуна отодвинул, подошел ко мне и так уткнулся! Я его сразу на руки взяла. Такое чувство - как будто ток по нему идет! Держишь его за руку, а у него пальцы дрожат, как будто по венам газированная водичка течет. Я не представляю, как такого ребенка можно было оставить. Времени на то, чтобы пообщаться, было мало! Я его проводила в группу, поцеловала, сказала, что приеду к нему снова.

***

    Когда Оля вернулась из Орловского дома ребенка, она рассказала об Игоре своей маме: «У нас будет третий ребенок. Мальчик. Приемный сын»...

    Мы уже давно могли бы вам рассказать замечательную счастливую историю. Если бы не одно «но»… В намерении взять малыша в семью Олю не поддержала самый близкий человек - мама. Лариса Васильевна была категорически против решения дочери.

Мама Ольги: - Это ее спонтанное решение! Я знаю, это ее черта характера. Она жалостливая. Но терпения у нее хватает ненадолго. Начинает и бросает. Вот что страшно! Как она будет на троих рваться?

    Это все необдуманно, и через полгода она бы этого не сделала. Если бы к этому ребенку она проездила хотя бы год и осталась при своем мнении, я бы сказала: «Да, Оля!». Эта любовь, может, еще пропадет, исчезнет. А что потом? Возвращать? Сами знаете, что это за трагедия бывает! Это еще хуже! И потом, как это старшая воспримет? Она и сейчас ревнует к младшей, которой всего семь месяцев. Она очень мало получает от матери внимания. Что будет? Тот ребенок тоже будет ревновать, потому что, в конце концов, он поймет, что он не родной. Все маленькие очень хорошие, на кого ни взглянешь. Но какая метаморфоза происходит через несколько лет!

    Вы ее поддержали, вы ее подбили на это, я считаю. Вы, журналисты, кто-нибудь взяли детей? Вы знаете, что такое воспитывать не своего ребенка, к которому иногда чувствуешь просто … ненависть? Своим детям мы все прощаем, уж такие гадости они иногда творят с родителями, и все равно им все прощается. А вот чужому это вряд ли простят!

    Он будет одет, накормлен, за это я ручаюсь, но сможет ли она ему дать что-то большее? Свои совсем крошечные, их нужно еще поднять. Вы скажете: «Какая молодец, бери, Оля!» Но вы сами-то почему не берете, скажите?

Этот разговор состоялся за несколько дней до того момента, когда маленький «орленок» должен был приехать в Москву. Конечно, нас очень беспокоило, как примут Игорька в его новом доме, и станет ли он для нашего подопечного по-настоящему родным. Мы долго говорили с мамой Оли… И финал нашего разговора все-таки дал надежду, что когда-нибудь мы расскажем вам еще одну счастливую историю…


«Корр. - Но вы ведь ее не бросите?
Мама Оли: - Ну, конечно, не брошу. До свидания!»

***

Ольга: - Моя мама, наша бабушка, восприняла все в штыки, мы были на грани очень сильного конфликта, потому что она считала, что ребенок не может плавно войти в семью, и полюбить мы его не сможем.

    Назревающая серьезная семейная драма все же не изменила решения приемных родителей. 

Папа: - Когда я приехал туда, моей первой реакцией было - «Ой, сколько детишек!» Мне они все понравились одинаково. Просто для Игоря это был последний шанс. Или он уходит в детский дом. Только поэтому… Не буду врать, что он мне понравился. Обычный нормальный ребенок. Нашей целью было помочь. Я был против выбирать ребенка, как будто покупаешь товар в магазине, смотреть, чтобы глаза у него такие были, а волосы такие...

Ольга: - Все, что случилось, иначе как провидением не назовешь! Скоропалительное получилось решение? А какое может быть решение? Мы его увидели и другого варианта себе не представляем. А что? Надо долго-долго выбирать? Таким образом подготовиться? Как вообще можно выбирать? На рынке, что ли? Когда рождается ребенок, ты получаешь его таким, какой он есть. И любишь его таким.

    Конечно, это неожиданно. Но мне кажется, к этому в принципе невозможно подготовиться! Когда ты видишь его в первый раз, ты спрашиваешь себя - можешь ли ты дать этому ребенку все? Именно этому? Любовь с первого взгляда? Я не могу сказать. Но уже все! Обратного пути нет! Это я могу сказать точно. Я понимала, что времени на общение будет мало, поэтому надо максимально к нему приглядеться. Я смотрела на его руки, ноги, глаза. Я все запомнила. У меня в голове как будто сканер был! Я все запоминала, чтобы потом переварить. С другой стороны, мы как-то сразу поняли, что - да, все!

    Сказать по- честному, всего боюсь. Я какую уже ночь не сплю. У нас папа исключительный человек. Я таких других не знаю. Знаете, у меня вопрос постоянно был в глазах: «Что он мне скажет? Согласится ли?» У меня уже начало сердце болеть. Невозможно быть в постоянном напряжении. Либо - да, либо - нет. Он просто ответил: «Я своих решений не меняю. Я сказал, значит - все!»

Папа: - Сначала я не отнесся серьезно к этому. Думал, сейчас поговорит-поговорит, потом притихнет. Потому что это очень серьезное решение. Я, например, не знал, как Алиса ко всему этому отнесется. Я говорю, давай подождем, обдумаем все. Конечно, ждать долго мы не стали. Игоря она мне показала. Его забирают. Или мы сейчас торопимся или… Какая разница - кого? Этот ребенок нуждается. Быстро. Я даже не понял, как это произошло, если честно. Но если бы я считал, что что-то неправильно, я бы не позволил, хоть Оля бы билась в истериках.

    Конечно, Ольгу тоже очень беспокоило: как отнесется пятилетняя Алиса к появлению Игоря?

Ольга: - Я говорю: «Алиса, ты поедешь со мной? - «Да, конечно, мне же обязательно с ним нужно познакомиться. Мы никому во дворе не будем говорить, что он не наш!» Я предложила: «Давай, если будут спрашивать, скажем - его нам аист принес! А ему будем говорить, что он только наш, больше ничей!»

    В один осенний и по-настоящему прекрасный день маленький «орленок» прилетел в Москву, домой…

- Ой, вы знаете, ну какой джентльмен вчера уехал! Боже, они его так одели: джинсы, свитер, - делится впечатлениями Людмила Грамотина, главный врач Дома ребенка. - Как же он похож на маму! И он чувствует, что он нарядный! Мы: «Игорек, ну какой ты стал необыкновенный, какой красивый, такой мужичок!» - а он головку отворачивает, улыбается застенчиво. Папа его себе на плечи посадил, и он едет высоко, на всех смотрит сверху вниз. Такая гордость внутренняя в нем появилась. Это сразу стало заметно…

***

    Спустя месяц после того, как Ольга впервые увидела фотографию Игоря, малыш оказался в ее семье. Первый день дома прошел практически идеально…

Ольга: - - Он такой молодец, сразу начал осваиваться. В своей комнате быстро разобрался. Ему понравилось. Все вокруг него стали крутиться, предлагать игрушки всякие. Я думала, что он испугается, заплачет. Нет, все нормально! Сели все потом за общий стол, покушали. Еда ему понравилась. Сытый довольный ребенок. Оказалось, одежду любит красивую. Как он там научился разбираться в одежде? Ему все интересно. Говорит он мало. А еще он не привык что-то просить или выбирать. Когда я ему начинаю на выбор что-то предлагать, ему очень сложно.

    Но «медовый месяц» закончился, не успев и начаться…

    «Адаптация» девятым валом захлестнула всю семью. Психологи всегда предупреждают приемных родителей: вслед за теплыми чувствами к сыну или дочке могут прийти другие. Сложные и противоречивые. Порой в них трудно признаться даже самому себе…

Ольга: - Буквально через день после того, как он приехал, он начал носиться по всей квартире, просто как ураган, сметал все на своем пути, постоянно включал-выключал свет. Если брал какие-то игрушки, то швырял их, швырял специально, чтобы все рушилось, какая-то полная разруха была. И самое страшное - такой демонический смех, как в фильмах ужасов смеются, и он точно так же. Сказать ему что-то было невозможно - он этого не понимал, взгляд отсутствующий абсолютно, глаза какие-то стеклянные и этот смех. У нас один ребенок был совсем маленький - семь месяцев, Игорь налетал на нее, сшибал с ног, она падала головой - это действительно не для слабонервных, я как мать не могла позволить, чтобы это происходило. Раздражение - это не то слово, раздражает сама мысль, что ты не можешь совладаешь с собой. Была у меня пара моментов, когда я его хватала, начинала трясти, чтобы он успокоился, а сама понимала, что просто сорвалась … просто нервный срыв. Я была к этому абсолютно не готова, была уверена, что у меня достаточно педагогических способностей и знаний, что я все смогу сделать.

    В один «прекрасный день» мой муж застал меня в совершенно истерическом состоянии. Я лежала на кровати, голова раскалывалась. Единственная мысль: «что я наделала? Куда я свою семью затащила! Всем испортила жизнь, какой-то ад!»

Хотелось остановить время. Хотелось вернуть спокойную прежнюю жизнь.

- Были такие мысли. Мы все-таки люди терпеливые, понимали, что ребенок реагирует на новую среду, на новое окружение. Я не знаю, сколько бы мы вытерпели, возможно, мы бы его обратно вернули. Если бы это продолжалось столько, сколько мне обещали, я бы, наверное, не смогла. Ситуация могла затянуться, как мне говорили психологи, на четыре месяца. И тогда мой муж сказал, всё, хватит твоих методов воспитания, я беру ситуацию под свой контроль. Мы просто вышибали клин клином! Он у нас, наверно, по полдня стоял в углу. Одной добротой и любовью можно все испортить.

У нас этот сумасшедший дом прошел, наверное, за неделю. А потом мы уже потихонечку выравнивали, и сейчас уже абсолютно все в норме. Сейчас его просто не узнать. Да, это совсем другой ребенок.

    Возможно, не раз, в пылу гнева или в минуты бессилия, запершись в ванной, чтобы никто из детей ее не видел «такой», Оля вспоминала слова своей мамы и о «спонтанном необдуманном решении», и о том, что «полюбить неродного ребенка у них не получится»… А как знать, может, эти материнские сомнения и… придавали Оле сил, заставили ее внимательнее прислушаться к себе?

- Мы с мужем очень откровенно разговариваем, и он говорит мне, что он его любит и совершенно не делает никакой разницы между родным ребенком и им. Я постоянно прислушиваюсь к себе. Я его, конечно, никогда никуда не отдам, но бывают моменты, когда что-то внутри восстает, я понимаю, что это не мое, и меня это раздражает.

Я не должна себя так вести. Каждый раз я соизмеряю свои действия по отношению к нему. Это колоссальная ежедневная работа.

Я считаю, что нужно всегда помнить, что это за ребенок, откуда он, что ему пришлось пережить. Я не считаю, что жалость - плохое чувство. Это то чувство, из которого рождается и любовь, и все другие чувства. Любовь из ниоткуда? Не знаю, может, у некоторых она действительно вспыхивает сразу, когда они видят ребенка. У меня была другая мотивация, я просто хотела помочь, вытащить хотя бы одного ребенка, потому что это в моих силах. Конечно, все равно приходится с собой бороться. Но я за него… «пасть порву»!

А если бы не сложилось?

Папа: - Это ребенок. Все зависит от взрослых. Ребенок, он не делает нарочно, он не знает, что творит. Он не может без помощи взрослого отличить хорошего от плохого. Все дети хорошие. Говорят, гены плохие. Но если воспитать правильно ребенка, чтобы он знал, понимал, и я думаю, все нормально будет.

Игорек сейчас - это сын или человечек, которому помогли?

- Для меня - сын. Но не могу сказать, что когда увидел, сразу так его принял - вот это мой сын. Но с каждым днем он становится все ближе и ближе.

***

Почти полтора года у нашего подопечного есть мама и папа. И сегодня мы наконец-то сможем рассказать замечательную счастливую историю…

- Вчера папа у нас пришел поздно с работы, а Игорек не спал, ждал его. И вот он бросился к нему, обнял, начали они «бороться», играть.… Вдруг, папа так серьезно на меня посмотрел, и сказал: «Спасибо тебе за Игоря. С Игорем я чувствую какую-то необыкновенную связь, вот просто как мужик с мужиком, мне с ним как-то проще, а с девочками надо думать, как с ними обходиться, что сказать»… В общем, я была удивлена.

    Шестилетняя Алиса, которая сначала с нетерпением ждала, когда же Игорек станет ее братом, а потом так тяжело приняла его появление в доме. Девочка уже постепенно привыкает к тому, что малыш называет ее родителей своими мамой и папой.

- Алиса недавно мне сказала: «Мам, я больше не буду с Игорем так себя вести»… Иногда она вставала и спрашивала: «Мама, зачем ты его взяла? Вот объясни, зачем ты его взяла?». Мне кажется, она чувствует за собой вину за эти вопросы, и говорит: «С одной стороны я его очень люблю, а с другой стороны - мне очень трудно. Но я привыкну, ты понимаешь, я привыкну». Она сама с собой борется, и пытается это пережить. Я ей все объясняю, каждый раз мы это проговариваем. На самом деле, она очень жалостливая.

- Алиса, как Игорек?

Алиса: - Он очень сильно изменился! Такой большой стал, очень умный! Он стал внимательный! Игорь очень хороший. Очень добрый! Я его так сильно люблю, что просто слов нет! Если мы куда-нибудь собираемся, в какое-нибудь интересное место, я еду только с ним, а без него я никуда не поеду. Мы с ним дружим. Часто играем, ходим на улицу. Бывает, мама нас с ним отпускает одних гулять. Он меня слушается! А знаете, вот когда мы ложимся спать, я сплю на втором этаже. И Игорь все время спрашивает: «Алиса, ты меня любишь?». Я ему говорю: «Да, я тебя люблю».

Папа: - Я чувствую сейчас какое-то спокойствие внутри…. Очень часто мы оправдываемся, вот я бы сделал что-то хорошее, но у меня нет возможностей… и бегаем от ответственности. Мы же всегда говорим, критикуем: чиновники плохие, а мы-то сами - хорошие? Хоть чуть-чуть, то, что зависит от нас, мы можем это сделать или нет? Или только слова все это?

    Чтобы все время быть рядом со своими детьми, Ольга кардинально изменила свою жизнь: оставила работу, отказалась от услуг няни…

- Я ни разу не пожалела о том, что теперь не работаю. Ни одна работа не даст такого счастья и такой душевной теплоты. Ведь я каждый день вижу, как растут мои маленькие дети. Они чувствуют, и я понимаю, что должна быть с ними каждую минуту. Меня часто спрашивают: не тяжело ли тебе с тремя детьми? А я и представить не могу, как я была бы с одним ребенком. Они втроем как одна банда просто: носятся, играют, и всегда поддерживают друг друга, если я сержусь на кого-то. Я очень радуюсь, смотря на них. У меня есть возможность нанять няню и не одну. Но я не могу доверить воспитание своих детей постороннему человеку. Я понимаю, что в самом счастливом сне я хотела бы представлять себе именно так свою семью. Я получаю огромное моральное удовлетворение, что у меня есть две дочки и один сын. А к нему вообще невозможно остаться равнодушным. И даже наша бабушка.… Когда она приходит, он весь трясется от счастья, бежит к ней, обнимает, «бабуська, бабуська!» как будто она действительно его с пеленок воспитывала. Когда она уходит, Алиса… предположим, они едят, она не встает из-за стола, просто крикнет: бабушка, пока! А он бегом бежит: бабушка, приезжай еще!

    Сейчас мне кажется, что Игорька она любит больше, чем своих родных внучек. Игорек у нас оказался очень нежным и ласковым, и каждый день говорит мне слова любви.

Бабушка.… Полтора года назад - главная и непримиримая оппозиция.

А знаете, бабушка-то оказалась просто замечательной!

- Я считаю, что Оля молодец, конечно. Она сама себя уважает, я так понимаю, этим поступком. Достойно она себя ведет, молодец. Таких мало, как она, очень мало.

Так сегодня говорит о своей дочери Лариса Васильевна.

- То есть Вы сейчас даже какое-то чувство гордости испытываете?

- Гордости, да. Я почему так отреагировала сначала…Я очень переживала за Алису. Мне казалось, что Алисе, как старшей, материнского тепла совсем не хватит. Но сейчас совсем другое дело. Мама постоянно дома. Мама с детьми. И есть поддержка супруга. Одной, конечно, это не потянуть. Это тяжело. Эмоционально очень тяжело.

- А Ваши друзья, коллеги, они знают о том, что…

- Да, все знают. Но реакция не то чтобы неоднозначная, но одобрения не чувствуется. Как бы стороной обходят: вопросов не задают, не интересуются, не радуются его успехам,. Считают, что это… не совсем разумно, что ли, было с Олиной стороны. Но не все, конечно. Соседи по лестничной клетке говорят: «Какие вы молодцы! Здоровья всем! Дай Бог, все будет прекрасно».

- Лариса Васильевна, а Вы помните ту самую первую встречу? Мы ведь с Вами разговаривали еще до того момента, как Игорь приехал. Помните, когда Вы его впервые увидели?

- Да, я пришла. Они гуляли на улице. Принесла бананы, всем троим. Алиса говорит: «Игорь, познакомься, это бабушка».

- И он Вас принял сразу: «бабушка»…

- Бабушка - да. Тут зимой они уезжали на каникулы, когда вернулись, Ольга рассказала: «Тебя никто не вспоминал, только Игорь». Обычно когда приземляется самолет, кричат: «Здравствуй, Москва!». А Игорь крикнул: «Здравствуй, бабушка Лариса!». Приятно очень. Мы с ним ходим гулять. Ольга строго-настрого приказывает бабушку слушаться. Возвращаемся, он первым делом: «Я бабушку слушался, и бабушка меня слушалась»! Мальчик очень хороший. Замечательный. Он физически очень сильный. Внешне приятный очень. И такой вот - душой чистый. Есть у него, конечно, свои сложности в характере, но все же он очень хороший. Очень улыбчивый, доброжелательный. Плохого про него ничего сказать нельзя.

- За эти полтора года он очень изменился…

- Изменился, да. Первое время меня просто поражало… Идешь, например, в магазин с ним , а он спрашивает: «ты меня не оставишь?». Ранили меня очень такие слова. Я даже представить не могу, как он может помнить об этом? Ведь ему всего три года было. Конечно, первое время были моменты, когда он не слушался совершенно. Его нельзя было никак остановить. Как- то я его на дачу взяла, и потом мне пришлось звонить Ольге, чтобы забрала. Не смогла я с ним справиться.

- А за это время, какие страхи были, и какие не оправдались?

- Думала, что будет сложно Алисе. Ведь обычно они за внимание матери конкурируют. Но Алиса у нас сейчас очень дружит с Игорем. Она иногда даже говорит: «Я пойду гулять только с Игорем». Они друзья. Но, конечно, не без стычек, как и в любой семье…Они иногда ни с того, ни с сего, смотришь - клубок какой-то, дерутся…из-за игрушки, из-за чего-то такого. А в принципе, очень хорошо играют. За ними наблюдать интересно. Конечно, большое спасибо надо сказать ее супругу. Огромная поддержка с его стороны. Игорь его очень любит. Иногда мама с папой поругаются, так Игорь быстренько сторону папы принимает. «Папа - мой хороший, мой любимый». И вот они вдвоем оппозицию составляют маме.

- Что бы Вы могли посоветовать тем дочерям, которым предстоит сложный разговор с мамой?

- Я думаю, что дети без своих старых-то родителей проживут. А вот мамам без детей гораздо сложнее. Надо все-таки помочь, чем можно. Быть вместе с детьми, с внуками - это какая радость большая, чем она в там одиночестве будет обижаться. Твоя дочь - как можно не поддержать ее? Тем более, уже решение принято. У нас есть взрослые, мои ровесницы, все мечтают о внуках. У них все есть: хорошая зарплата, квартира, дача. Они не знают, куда себя деть. Занимаются прополкой своих грядок, бесконечно гладят-переглаживают, чистоту наводят. И просто мечтают о внуках. А принять такое решение - боятся. Это же надо такое терпение колоссальное, такая мудрость нужна, а у нас «уже нервы не в порядке». Боятся обжечься. Боятся ответственности.

- Игоречек сейчас для вас внук?

- Конечно, да! Абсолютно разницы никакой нет.

У меня подруга говорила: «А будет Игорек самый любимый, самый дорогой, самый ласковый из всех внучек!». Я думаю, не надо бояться, надо помочь ребенку вступить во взрослую жизнь. А там уже как Бог даст…

Продолжение следует …

Конечно, ведь все только начинается.… И в истории этой теперь уже по-настоящему счастливой дружной семьи будет еще немало интереснейших глав. Но в ней уже есть отдельная повесть. Повесть о первой настоящей любви и ее волшебной силе.

Сколько ж ее, нерастраченной, безоглядной и безусловной, было в маленьком детском сердечке, если сдались, казалось, непримиримые бастионы?

-Что же такое любовь, Игорек?

- Это когда сердечко загорелось!

***

Мы благодарим за сотрудничество «Новую газету», желающие помочь детям, о которых мы рассказываем в программе,  смогут найти на ее страницах всю необходимую информацию.


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru