СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ


Выпуск 229
Эфир - 20 апреля 2013 г.

  [ звук ]

 

 

 

 

 

 

 

Эфир – 20 апреля 2013 года в 17:30. Повтор 26 апреля 2013 года в 11:30

 

В начале апреле наша редакция была похожа на космодром, с которого вот-вот стартует пилотируемый корабль. Отсчет шел на часы… А все потому, что 21 апреля наш «Поезд надежды» отправлялся в очередной рейс, 16-й по счету.

Казалось бы, за почти восемь лет, что существует «поезд», пора бы уже привыкнуть к этим предстартовым хлопотам. Да и путь на этот раз совсем не дальний: пункт назначения – город Москва. Но нет, собирая «Поезд надежды» в новый рейс, мы снова волнуемся: как он пройдет, удастся ли «пассажирам» нашего необычного транспортного средства найти в детских домах и домах ребенка СВОИХ сыновей и дочек. И вообще – кто они, «пассажиры» «Поезда надежды-Москва»? Давайте знакомиться!

 

 

«ПОЕЗД НАДЕЖДЫ»

 

 

При подготовке «Поезда надежды-Москва» по количеству пришедших заявок был установлен своеобразный рекорд. На 10 мест претендовали 80 семей из самых разных городов России. Общаясь с потенциальными участниками по телефону, мы постарались отобрать наиболее интересные семьи.

 

Екатерина и Вячеслав (Башкирия)

 

Первыми в список «пассажиров» «Поезда надежды» мы включили супругов из Башкирии – Екатерину и Вячеслава. Нас удивил возраст будущей приемной мамы.

 

Корр.: Вам 27 лет. Обычно в таком возрасте еще пытаются сами родить (улыбается).

Екатерина: У меня такая идея была с 17 лет… Я всегда думала: когда встану немножко на ноги, обязательно возьму ребенка из детского дома. Сейчас, в принципе, у меня свободный график – почему бы и нет? Если будут свои дети – ну, значит, будут. Не будут – значит, будет уже ради кого жить и работать.

Корр.: Понятно. Ну, а с чего вдруг такая мысль в 17 лет появилась?

Екатерина: В 17 лет я лежала в больнице и была самой старшей в отделении. Так получилось, что какой-то папа забыл ребенка зимой около больницы. Нам его принесли в отделение… И мне  пришла такая мысль, что очень много деток в детских домах, и что я могу сделать чью-то жизнь лучше.

Корр.: Так, понятно. А как муж к этой вашей идее отнесся?

Екатерина: В принципе… нормально. Поддержал. У него был предыдущий брак, и детей тоже не было. Поэтому мы пришли к общему мнению, а почему бы и нет?

Корр.: То есть, долго уговаривать не пришлось?

Екатерина: Нет, уговоров совершенно никаких не было. То есть, как-то один раз поднялся этот  вопрос. Я ему предложила: «Может быть, возьмем?» Он сказал: «Хорошо, давай возьмем. Узнай, что нужно для этого сделать».

Корр.: Так, у вас в заключении указан возраст от шести месяцев до трех с половиной лет, да?

Екатерина: Ну да, да-да.

Корр.: Но все-таки к чему ближе-то?

Екатерина: Вообще хотелось бы, конечно, чтобы где-то от полутора до двух с половиной лет, чтоб можно было немножко с ним дома посидеть, пока он не адаптировался, а потом – в садик водить.

Корр.: Вы хотите именно девочку, да?

Екатерина: Ну да, хотели бы девочку, конечно…

Корр.: А почему?

Екатерина: Не знаю… У меня все – сестренки, двоюродные. С девочками как-то понятнее…

 

Конечно, в том, что молодые супруги хотят маленькую девочку, ничего необычного нет: большинство потенциальных усыновителей и опекунов мечтают о маленьком ребенке и именно о девочке. Но вот когда мы стали говорить о здоровье будущей дочки супругов, Екатерина снова удивила.

 

Екатерина: Понятно, что совсем здоровыми даже свои детки не рождаются…

Корр.: Ну да…

Екатерина: Поэтому, главное, чтобы подходил нам. А здоровье… в принципе, лечится почти все. Будем закалять. У нас свой дом, можно около дома босиком ходить…

Корр. (одновременно): Вы говорите, что ищете ребенка без физических отклонений, но группу здоровья называете  –  вторую-четвертую.

Екатерина: Инвалидность же бывает разной степени…  Ну, чтобы синдрома Дауна не было или ДЦП.

Корр.: А ВИЧ?

Екатерина: Нет, в принципе, и с ВИЧ мы рассматриваем…

Корр.: А муж-то как к этому относится?

Екатерина: Нормально. Он посмотрел кучу информации в интернете.

Корр.: Ну понятно. Самое главное, что вы не боитесь.

Екатерина: Да. Вот муж мне сказал: «Гепатит – нет, а ВИЧ – это не страшно».

Корр.: Угу.

Екатерина: Нам в опеке сказали: «Хотите – ждите». Мы сказали: «Да, мы готовы рассматривать ребенка с инвалидностью. То есть… без каких-то там физических отклонений, чтобы ручки-ножки целы были». Если с внутренними органами какие-то проблемы,  мы готовы рассматривать. Но нам даже таких деток не предлагают. Нам сказали: «Ждите! Ждите-ждите-ждите».

 

В своих программах мы рассказывали о московском доме ребенка №7, где живут дети, родившиеся у ВИЧ-инфицированных матерей. Далеко не все такие ребятишки наследуют этот диагноз. Большинство из них оказываются здоровыми. Но даже если ВИЧ подтвержден, немало усыновителей и опекунов все равно готовы взять малыша из «семерки». Екатерина, как мы поняли, из их числа.

 

Корр.: Ну, ладно. Тогда, вы у нас будете первыми в списке. (смеется)

Екатерина (одновременно): Ну все, хорошо.

 

 

 

Елена и Станислав (Волгоградская область)

 

Мы уже привыкли, что заявки на участие в программе «Поезд надежды» поступают, как правило, от женщин. Но так бывает не всегда. Вот и из Волгоградской области письмо нам прислал будущий папа.

 

Корр.: Это Станислав?

Станислав: Да-да.

Корр.: Мы получили заявку от вас, в «Поезд надежды»…

Станислав (одновременно): Да, есть такое, мы писали.

Корр.: Такое хорошее письмо вы написали… Но, все-таки, хотелось бы побольше узнать про вашу семью (смеется).

Станислав (тоже смеется): Ну, что именно интересует?

Корр.: Вы в браке 11 лет… (читает) «Хорошая семья, крепкая, есть взрослая дочь». Да?

Станислав: От первого брака.

Корр.: Она живет отдельно, а вы живете вдвоем, да?

Станислав: Да, она отдельно, в Москве работает, в Москве живет. Отправили, как говорится (смеется).

Корр.: Так. И… как, собственно, появилась идея принятия ребенка в семью?

Станислав: Идея вынашивалась давно. Года два. До этого момента мы все надеялись, в Саратов ездили, обследование полное проводили… Ну, в итоге сказали, что несовместимость. Вот. Когда Юля уехала, чувство пустоты появилось…(скороговоркой) Ну, животные домашние – это, конечно, хорошо. Но… некому отдать заботу.

Корр.: Понятно.

Станислав: Пока полны сил, хочется, чтобы рядом кто-то был. Воспитать… Ну, вот есть желание такое (смеется).

Корр.: Ну что, очень хорошее желание. Вы хотите мальчика? Или не обязательно?

Станислав (одновременно): Ну да, мальчика. Но, как супруга моя говорит, если «душа ляжет», может, мальчик и девочка, а, может, и просто девочка.  А, может быть, и трое (смеется).

Корр.: Трое… Тут, видите ли, заключение у вас должно быть именно на определенное количество детей.

Станислав: Ну да. Дело в том, что в настоящее время они его готовят, завтра должны нас пригласить…

Корр.: То есть, завтра у вас уже должно быть заключение?

Станислав: Ну да. Да, да, да.

Корр. (одновременно): А все-таки – на одного ребенка будет? Там же пишут пожелания…

Станислав (не дослушав): Ну, скорее всего, да, один ребенок. И опека для начала.

Корр.: Хорошо. Один ребенок. А возраст какой там будет указан?

Станислав: Ну, вообще, в заключении школы приемных родителей написано «от ноля до трех». И мы на это ориентируемся. Вот. Мы ходили в дом ребенка. Понятно, что дети там, как говорится, в шоколаде купаются: и игрушки есть, и одетые, и обутые.

Корр.: Ну да.

Станислав: Но, при этом, когда мы в зал зашли… такие глаза... Это не передать просто. Мои родители уже второго берут, мне есть на кого равняться.  Будет у меня  братик маленький.

Корр.: Станислав, я правильно поняла – у ваших родителей есть уже приемный ребенок?

Станислав: Да. Ну, вообще, нас в семье четверо.

Корр.: Та-ак.

Станислав: Старший брат, я, потом младшая сестренка и маленький. Сережка.

Корр.: М-м. И сколько им, младшим?

Станислав: Сейчас? Ане – 21… Сереже – семь.

Корр.: Ну как здорово! То есть, у вас есть, с кого брать пример, да? (смеется)

Станислав: Ну, вот в том-то и дело.

 

Эта семья тоже показалась нам очень интересной, и несколько дней спустя, когда супруги получили от органов опеки заключение о возможности быть опекунами, мы приняли решение включить их в состав участников московского «Поезда надежды». Порадовать хорошей новостью я решила жену Станислава.

 

Корр.: Елена?

Елена: Да?

Корр.: Здравствуйте, это «Радио России» «Детский вопрос».

Елена (одновременно): Здравствуйте! Ой, добрый день! (смеется) Добрый вечер! Муж говорил, да…

Корр. (одновременно): Елена, хочу с хорошей новости начать: мы вас берем.

Елена: Да вы что?! Ой, у меня аж мурашки… (смеется)

Корр. (смеется): Да. Едете с нами.

Елена: Ой, вы не представляете, у меня сейчас эмоции прямо нахлынули. Мы столько времени какого-то рывка, конкретного действия ждем. Потому что мы все это начали с октября того года, с конца сентября… И сдвигов вообще никаких не было (смеется). А теперь, я считаю, что благодаря вам… Вот мы написали письмо, Станислав с вами поговорил, и мы сразу дали понять своей опеке, что у нас может что-то сдвинуться, и они сразу-сразу зашевелились.

Корр.: Ну вот, молодцы.

Елена: Спасибо! (смеется) У меня вчера День рождения был, и вы мне сделали  такой подарок…

Корр.: Да вы что!? Правда?

Елена: Да! Да…

Корр.: Ну поздравляю вас!

Елена: Спасибо большое! (смеется) Поэтому, я говорю, меня прямо эмоции захлестывают… Так что, спасибо вам за благую весть (смеется).

Корр.: Да не за что (смеется). Ладно, все, Станиславу большой привет.

Елена (одновременно): Обязательно. Я думаю, что я его порадую.

Корр.: Да. Надеюсь, скоро лично познакомимся.

 

 

Елена (Самара)

 

Еще одну участницу «Поезда надежды-Москва» тоже зовут Елена. Эта, как мы говорим, самостоятельная мама живет в Самаре.

 

Корр.: Детей  у вас нет?

Елена: Есть.

Корр.: Есть? Та-ак.

Елена (одновременно): Есть.

Корр.: Кто у вас есть?

Елена: У меня есть сын, которому девятнадцать лет…

Корр.: Угу.

Елена: И приемный ребенок, которому три с половиной года.

Корр.: М-мм. Это очень хорошо. То есть, вы уже «в теме», как мы говорим?

Елена (одновременно): Да. Да.

Корр.: А что за ребенок у вас приемный?

Елена: Ну… как понять ваш вопрос?

Корр.: Девочка, мальчик?

Елена: Девочка, девочка. Три и восемь.

Корр.: Давно она у вас?

Елена: Два года.

Корр.:  Давно. И? И чего же вам не хватает?

Елена: Жадная я до детей (смеется) стала… (корр. тоже смеется) Вот.

Корр.: И кого вы хотите? Кого ищете?

Елена: Девочку. Я хочу конкретную девочку… В Москве.

Корр.: Елена, тогда у меня вопрос такой: а что мешает вам самостоятельно приехать и ее забрать?

Елена: Да, собственно, ничего.  Я боюсь, что опека будет чинить всякие препятствия. Когда я своего ребенка забирала, мне пришлось обращаться в вышестоящие органы, мне два месяца просто не оформляли документы. То они ее в больницу упекут, то еще что-то, то медицину не могут сделать, потому что у них слишком много детей набралось, хотя, она была на этот день записана… И постоянные непонятные отписки, отговорки… А поскольку у вас все организовано… (смеется) Хотелось бы без проволочек.

Корр.: То есть вам нужно сопровождение, да?

Елена (одновременно): Да!

Корр.: Чтобы все двери открывались…

Елена: И потом, у вас еще специалисты работают, психологи…

Корр.:  Да. А вы, кстати, откуда узнали о «Поезде надежды»?

Елена: Ой, я уже три года вас слушаю и читаю (смеется). Все о вас знаю! Все передачи…

Корр.: Вы на сайте смотрите?

Елена: Да, конечно.

Корр.: А с чего вдруг вы вообще решили… Ведь у вас есть сын… он, правда, взрослый уже, да?

Елена: Да.

Корр.: Как эта мысль пришла? Девочка у вас появилась два года назад…

Елена (одновременно): Наверное, я и не смогу так сразу ответить… Тут очень много (вздыхает) моментов… И помочь ребенку хочется, и детей хочу много (смеется), мамой опять быть хочу.  Жизнь настолько быстро проходит, надо делать добро.  Я не говорю, что я Мать Тереза, и поэтому надо всех спасать, весь мир… Но просто конкретному ребенку можно помочь вырасти, провести его, скажем, в какой-то отрезок времени за ручку. Пока он не встанет на ноги.

  Корр.: Ну а вот вы взяли девочку. Она, конечно, маленькая была, год и восемь, да? Но… все равно, наверное, адаптация была у вас?

 Елена:  Была, да. У меня сложный ребенок, она «опорник», ребенок-инвалид… Но сейчас вот поставили…

Корр. (не дослушав): О, господи…

Елена (продолжает): … поставили на ноги… Но полтора года мы с ней лежали по больницам. Поэтому, там, в четырех стенах, хочешь – не хочешь… (смеется)  друг к другу притерлись быстро.

Корр.: Да-а… Ну, а бабушки-дедушки-то у вас есть? Вообще, помогает кто-то?

Елена: Поблизости нет. А вообще, есть… Я  в Самаре, а они в области.

Корр.: А-а.

Елена: Наездами.

Корр.: Угу. Просто трудно же одной-то…

Елена: Ну, ничего…

Корр.: А тем более вы и второго собираетесь… непростого ребенка брать…

Елена: Ну, по сравнению с трудностями, которые бывают у других… (смеется) Это даже не трудности, я считаю. Все познается в сравнении.

 

 

 

Вера и Олег (Челябинская область)

 

Вера и Олег живут в Челябинской области. О своей семье и о том, какого ребенка надеются встретить в Москве, лучше всего они расскажут сами.

 

Вера: Мои двое детей  уже выросли… Им 25 и 27 лет. Дети живут отдельно, сын заканчивает МИФИ в будущем году. Дочка уже окончила институт… Живут оба отдельно. Не женаты, внуков нет.

Корр.: И?.. Когда у вас появилась мысль насчет приемных…

Вера (одновременно): Вы знаете… Дело в том, что у нас с мужем второй брак и… Времена были тяжелые, двое детей… В общем, так получилось, что совместного ребенка мы не завели. И спохватились уже поздно. Он говорит: «А чего ж мы с тобой никого не родили-то?» Я говорю: «Ну, не знаю… Вот, не сподобились…»  И как-то пришла такая мысль: а почему бы нам не взять ребенка.

Корр.: А почему девочка?

Вера: У мужа есть сын от первого брака, у меня тоже сын… Не знаю, хочется девочку – бантики, рюшечки…

Корр.: Ну, а вы как-то  искали уже или пока нет?

Вера (перебивает): Искали! Вы знаете, если честно, мы уже собираем третий пакет документов.

Корр.: Да вы что! Это сколько времени уже…

Вера:  По-моему, уже в течение  лет шести (смеется).

Корр.: Да-а…

Вера: У нас почему-то с девочками такой напряг… не получается… Девочек нет.

Корр.: Угу.

Вера: Сначала думали о маленькой, теперь уже думаем: а вдруг мы ее не успеем поднять? Может, надо и постарше… пяти-шести-семи… восьми, лет… Дело в том, что, если совсем большенькую девочку брать, начнутся проблемы переходного периода, правильно?..

Корр.: Ну да… Ну да.

Вера (продолжает): … Она к нам не успеет привыкнуть… Мы боимся вот этих проблем. Ну, а если она будет младшая школьница, то, может быть, мы все-таки с ней сойдемся характерами. И все будет отлично.

Корр.: Угу. Шесть лет – все-таки… Видимо, вы как-то не очень активно занимались этим?

Вера: Да, мы… (смеется) Мы ждали, когда нам предложат. Нам… предлагали, но… Первая девочка была… годовалая… Ну, конечно, зря мы ее не взяли… Мне было страшно увольняться с работы. Вторая была башкирочка. Мусульманка. Ну, тоже не решились… Дело в том, что родственники рядом живут. Вдруг родственникам не понравится, что мы бы ее покрестить, допустим, захотели… Вдруг это не понравится родственникам? Ну и все, больше никого не предлагали нам. У нас, наверное, очень завышенные требования, да? Все-таки вот… славянка и такого возраста, да? И относительно здоровая…

Корр. (одновременно): Ну после пяти лет попроще будет. А славянки до трех, до пяти лет – это посложнее…

Вера: Нет, не справимся мы уже… Мы просто хотели бы ее и поднять успеть…

Корр.: Ну понятно. Понятно. Это вы разумно поступаете.

Вера: С детьми я поговорила: «Если у нас будут какие-то проблемы, с возрастом, вы же нас не оставите? И девочку-то примете?» Они, конечно, немножко в недоумении, дети-то… Говорят: «Вам чего не хватает-то? Вы живите, в отпуск катайтесь, в саду ковыряйтесь. Чего вам надо?»

Корр. (перебивает): «Живите для себя», да?

Вера: Да. «Чего вам надо-то еще?» Нам не хватает… Сейчас дом опустел, детей нет. Вообще никого нет… Кошка была, и та убежала. Совсем беда. (смеется)

Корр. (тоже смеется): Ладно, это я поняла. Значит, девочка от пяти до восьми лет, хорошо бы славянка.

Вера: Да, неплохо бы.

Корр.:  А если нет? (смееется)

Вера (смеется): Я не знаю даже… Знаете, я читала, что хотели девочку, например, двух лет, а взяли мальчика восьми лет… Бывают такие случаи.

Корр. (одновременно): Да, бывает, сплошь и рядом (смеется).

Вера: Я бы с радостью двух девчонок взяла, но у меня муж трусит.

Корр.: Как человек ответственный… правильно, он переживает…

Вера (одновременно): Да-да-да. Он говорит: «Ты вообще себе можешь представить двух девчонок? Да еще в таком возрасте…» Он, наверное, более реалистичный… Я-то натура увлекающаяся, и он меня вовремя хватает за подол… «Так, стоять!» (смеется). «Подумай!»

Корр. (не дослушав): Я вам скажу, что это нормально и, в общем-то, встречается довольно часто. Это, наверное, правильно. Потому что, если женщину вовремя не тормозить, так она сейчас нахватает, а потом… (смеется) А потом что?

Вера: Я согласна. Я его иногда сама об этом прошу. Говорю, ты меня останавливай хотя бы (смееется).

Корр.: Угу.

 

 

Изабелла (Республика Коми)

 

Следующая заявка пришла из Сыктывкара. Самостоятельная мама Изабелла указала в письме, что у нее уже есть трое детей.

 

Корр.: Смотрю, что в письме написано: три дочери у вас, да?.. Ну, лучше расскажите мне! Так интереснее.

Изабелла (одновременно): Да! У меня три дочери. Мы живем: я, моя мама и  три  дочери. Старшая у меня уже замужем, ей 19 лет…

Корр.: М-м-м…

Изабелла: Вот, она замужем, и у меня уже внучечка родилась…

Корр.: Да вы что!

Изабелла: Они живут отдельно с мужем. Пока.

Корр. (одновременно): Какая вы бабушка молодая! (смееется)

Изабелла: Молодая бабушка. В 40 лет сделали бабушкой. Второй девочке у меня восемь лет, заканчивает второй класс. И Настюшечке приемной – два с половиной. Вот. Еще бабушка с нами живет. Вот такая наша семья. Без мужа я, к сожалению.

Корр. (перебивает): А вы свою Настюшу где взяли?

Изабелла: В Екатеринбурге.

Корр.: Это когда было?

Изабелла: Год назад, 18 мая я ее забрала.

Корр.: У вас как весна, так прибавление в семействе (смеется).

Изабелла (одновременно): Да, да! И, представляете, трудно остановиться теперь (смеется).

Корр. (смеется): Так, может, хватит вам уже?

Изабелла: Нет, обязательно нужно еще… Дело в том, что мы в скором времени, будем переезжать в Краснодарский край на постоянное место жительства. Там мы покупаем большой дом, двухэтажный, и детей старших забираем… ну, в смысле, дочку с мужем, с ребенком… Места там будет много. Поэтому уже твердо решили, все это на семейном совете обдумано.

Корр.: Угу.

Изабелла: Не хватит (смеется).

Корр.: Вы хотите какого ребенка?

Изабелла: Ровесника младшей дочки.

Корр. (одновременно): И именно мальчика?

Изабелла: Да-да-да.

Корр.: А почему не девочку?

Изабелла: А потому что уже зять говорит: «Я один среди женщин. Давайте возьмем мальчика».

Корр. (перебивает): Мужчина.

Изабелла (продолжает): «Я, – говорит, – буду его учить всему». Потому что он сам из приемной семьи. Он в приемной семье вырос…

Корр.: Зять ваш?

Изабелла: Да, зять. Он из приемной семьи, ему все это знакомо, и он привык, когда много детей. А вот у нас родственников особо никого и нет. И я тоже хочу, чтобы их много было.

Корр.: То есть, он тоже сирота, да? Зять-то ваш?

Изабелла (одновременно): Да, да, ну он сирота при живых родителях, как сейчас у нас нередко.

Корр. (одновременно): Ну понятно.

Изабелла: Приемная семья – очень хорошая. Он, по-моему, с семи лет у них, если я не ошибаюсь… Он, и еще брат его родной. Их очень хорошо воспитали. Зять  такой скромный мальчик, помогает… Я так рада, что моей дочке такой супруг достался (смеется).

Корр.: М-м-м… как интересно…

Изабелла: Угу.

Корр.: Так… Вы хотите мальчика 2010-2011 года…

Изабелла (перебивает): Одиннадцатый! Потому что у нас Настя  мелкая-мелкая… Ей два с половиной,  а на вид – год-полтора… Кнопочка она у нас… недоношенная родилась… Хотим,  чтобы они были как двойняшки. А Настюша у меня черненькая такая, черноглазенькая… Ну, и хотелось бы кого-то похожего…

Корр.: Ну, в принципе, в Москве много таких… национальных.

Изабелла (перебивает):  Ничего! Она тоже как национальная! Потому что смотрят и говорят… «Она у вас узбечка или кто?» (смеется) Я говорю: «Да не знаю, мне нравятся черненькие». Мы все – беленькие, архангельские, все светленькие, а тут вот Настюша темненькая. Вот и хочу ей под стать братика. Чтобы как двойняшки они были.  Мечты такие у меня.

Корр.: Тогда у меня вопрос такой: вы, когда взяли эту девочку, Настюшу…

Изабелла (одновременно): Да.

Корр.: Собственно, как у вас мысль появилась о том, чтобы взять ребенка, ведь своих-то двое, куда еще?

Изабелла: Эта мысль у меня давно была. Очень-очень давно. То есть, просто я не могла раньше даже себе позволить об этом думать, потому что личная жизнь не сложилась… А потом как-то сидела на кухне… это было год назад, осенью… И слушала, между прочим, вашу передачу…

Корр. (подсказывает): «Детский вопрос».

Изабелла: Да… про «Поезд надежды». И в голове эта мысль осталась… Посмотрела я на сайте… И все! Заразилась этой идеей. Потом просто просматривала ФБД… и увидела девочку. И потеряла покой. Вот мое и все! Мое и все! (смеется) Поговорила с мамой. Думала, мне дома скажут: «Ты что!» А нет. Мама сказала: «Смотри сама. Если ты считаешь, что тебе это нужно, что ты справишься… Я-то, чем смогу, тебе помогу. Большой от меня помощи не жди, поскольку я уже довольно пожилой человек, но посильную – пожалуйста!» Потом я позвонила насчет этой девочки, а она уже в семье. Я, конечно, очень расстроилась… Правильно говорят, что  нельзя по фотографии влюбляться…

Корр.: Ну да. (смееется)

Изабелла: И потом я уже не стала больше никого выбирать, пока не собрала все документы. А когда собрала документы, нашла Настю на сайте. Нашла в Екатеринбурге, вот что-то мне подсказало, что надо туда ехать. Хоть далеко, хоть и страшно, большой город, незнакомый, все новое… Ничего, Господь благословил, поехала, и все сложилось. И с Настей встретилась, и сразу подписала согласие… Мне говорят: «Да вы что! От нее десять пар отказались!» Я говорю: «Я ехала специально к ней!» – «Подумайте!» Я отвечаю: «Что мне думать-то? Я за ней ехала». Мне такого котеночка вывели… Нарядили… Бант какой-то несуразный привязали. И мне так жалко ее стало,  как на показ выводят… Так это обидно! Но у меня даже мысли не было  выбирать или не выбирать. Я сразу подписала и забрала ее. И ничего, вот уже год с нами… Конечно, всякое бывает, девочка с характером нам досталась, шустрая такая… Но, тем не менее, все привыкли, любим… Живем. Такая вот у нас история.

Корр.: А внучке-то сколько сейчас?

Изабелла: А внучка у меня родилась пятого января, нам три месяца…

Корр.: М-мм… Здорово.

Изабелла: Да. Близкие…

Корр. (перебивает): Только вот…

Изабелла (одновременно): Да, да?

Корр.: … только вот как они будут потом разбираться, кому вы бабушка, кому вы мама?

Изабелла: Ничего, разберутся (смеется). У нас сейчас моя мама – она бабушка. Я пока мама (смеется).

Корр.: Ага (смеется).

Изабелла: Ничего, как-нибудь разберемся.

Корр.: Ну да.

Изабелла: Любви хватит. На всех.

 

 

Итак, с пятью семьями из Башкирии, Волгоградской и Челябинской областей, Самары и Сыктывкара мы вас уже познакомили. Остальных пассажиров «Поезда надежды» обязательно представим в наших следующих программах. Так хочется, чтобы надежды людей, голоса которых вы только что слышали, сбылись. Во всяком случае, все мы, организаторы, очень для этого постараемся.

 

«Поезд надежды»

 

 

  

Благодарим за информационную поддержку наших друзей: 


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru