СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Усыновление  |  "История с продолжением"


Выпуск 219

 

 

 

 

 

  

 Выпуск 219 полностью

 

ПРОФЕССИЯ – МАМА

 

Пролог

 

(Звучит «Песня мамонтенка», которую исполняют Анна и Наташа с Гулей )

 

Эту всем известную песенку 9-летняя Наташа и 7-летняя Гуля пели в автобусе, который увозил их из уссурийского детского дома. Пели вместе со своей новой мамой. И с Анной, и с двумя сестрами из Уссурийска мы познакомились в марте – когда наш «Поезд надежды» совершал свой приморский рейс.

 

Анна: Мы обычно поем: ведь так не должно быть на свете (смеется), чтоб были потеряны дети…

 

Для Анны это не просто слова. К тому времени, как она отправилась на Дальний Восток, у нее уже было пять дочерей. И три из них – приемные. Вместе с Наташей и Гулей дочек стало семь. На недавно прошедшем слете участников «Поезда надежды» мы встретились с Анной и ее девочками. Правда, приехать смогли не все: кроме уже знакомых нам сестренок, гостями слета стали 12-летняя Геля и 17-летняя Полина.

 

Корр.: Гуля, как тебе, столько сестер иметь – хорошо или плохо?

Гуля (одновременно): Да! Хорошо.

Корр.: Не обижают?

Гуля: Не-а!

Корр. (сочувственно): Наверное, воспитывают…

Гуля: Да!

Корр. (с удивлением): А тебе нравится, когда воспитывают?

Гуля (подумав): Ну-у-у… Не всегда…

Корр. (одновременно): Не нравится, да? А чего ж тогда говоришь – «хорошо»? Почему хорошо иметь много сестер?

Гуля (весело): Не знаю!

Корр.: Не знаешь? (поворачивается к другим девочкам) Ну-ка, а может, есть другие версии? (девочки смущенно хмыкают) Наташ!

Наташа: Если бы у меня было столько сестер… Ну, у меня они есть… (девочки хихикают) Мне с ними весело! И не скучно.

Корр.: Ну а что вы делаете, чтоб не скучно было?

Наташа: Разговариваем, в игры играем…

Корр.: В какие игры?

Геля: Ну, мы гуляем на улице, играем в салочки… в «Менеджер», «Твистер»…

Корр.: А это как – нужно сидеть или бегать?

Наташа: «Менеджер» – это…

Полина (подсказывает): Это экономическая игра, а «Твистер» – это… правая рука на красный… цвет…

Геля (одновременно): Кружочек…

Корр. (весело): А, это когда руки-ноги запутываются!

Девочки хором: Да-да-да! Вот это и есть!

Корр.: И как? Быстро запутываются?

Полина: Ну, когда как…

Геля: Да... (девочки хихикают)

Корр.: Так, девчонки, ну вы тоже тогда представьтесь!

Полина: Полина.

Геля: Ангелина.

Корр.: А скажите мне… Наташа и Гуля приехали к вам полгода назад, вы полгода вместе… Как вы, быстро подружились?

Полина: Да.

Наташа: Быстро.

Геля: Мы с Наташей в первую ночь …

Корр.: Прям в первую ночь подружились?! (общий смех) И как это выглядело?

Геля: Ну-у-у… Ну всю ночь болтали практически.

Гуля: Всегда так!

Полина (одновременно): Не давали спать.

Корр. (подхватывает): Всем…

Полина: Да! (девочки смеются)

 

 

Начало пути

 

Согласитесь, нечасто встречаются семьи, в которых мама одна воспитывает семерых детей. Еще реже в таких семьях бывают приемные ребятишки…

 

Корр.: Откуда вообще взялась идея взять детей? У вас же уже были две дочки. Многие считают, что три – уже много.

А. Черкашина (весело): А вот две еще мало! Ну, во-первых, у меня мама сирота войны, которая одиннадцать лет прожила в детском доме… Какие-то ее воспоминания… Хотя ее воспоминания о детском доме очень светлые: она была в очень хорошем детском доме (как она сейчас рассказывает, в показушном). Вот. Ну, их очень хорошо кормили и одевали, и много было кружков, и, в принципе, ее воспоминания о военном детском доме очень светлые (по крайне мере, что в ее памяти сохранилось), но тем не менее этот факт был. Единственное, что потом… очень тяжело после выпуска из детдома, никто не помог, никто не подсказал. В 18 лет вручили чемодан и сказали: «Всё. Вперед и с песней!» Вот… И это, конечно, было очень сложно. Второе: мне когда-то, еще в молодые годы совсем, попала в руки книга Альберта Лиханова «Дети без родителей», которая произвела на меня очень большое впечатление. Я эту книгу  читала неоднократно. И она тоже явилась, скажем так, сильным побудительным толчком. Потом в девяностые годы выходила газета «Семья», где много писали о первых опытах создания семейных детских домов, публиковались фотографии сирот. Тогда я эту газету читала взахлеб. То есть мне было самой где-то чуть больше двадцати… Эта идея меня посещала еще тогда. Я даже куда-то запрос писала, что-то там спрашивала. Мне ответили, что надо, прежде всего, квадратные метры. Надо было жилье. Ну на этом все, в принципе, и закончилось, потому что на тот момент мы жили на тридцати квадратах втроем: я, дочка и муж. С дровяной печкой, с колодцем во дворе… в общем, совершенно без условий. Поэтому в тот момент с этой идеей мне пришлось расстаться. Ну, за последующие годы у меня родилась вторая дочь, мы начали строить новый дом, развелась с мужем. Доделывала, достраивала все сама. В 2003 году в нашей республиканской газете «Советская Адыгея» появилась рубрика «В поисках семейного очага». Они стали публиковать фотографии сирот, стали писать о приемных семьях, которые стали у нас появляться. Я опять с большим интересом все это читала. Стала вливаться в тему. Даже познакомилась с одной из семей, что и стало, как говорится, этапом перехода от мысли к делу. Когда у меня такие проводники, можно сказать, появились, все мне объяснили, рассказали, я начала действовать. Мы стали вместе с ними ездить в интернат. Я начала детей сначала брать на выходные, на каникулы. Там я познакомилась со своей первой дочкой Аней. Она на тот момент только-только поступила в интернат из приюта, где пробыла год. Она была ровесницей моей младшей дочери Полины. Аня приезжала к нам на выходные, на каникулы, и они подружились. Я видела, насколько ей не хочется ехать назад. Ну я решила, что пришла пора реализовать мое желание и оставить этого ребенка в семье, но когда я пошла узнавать подробности, выяснилось, что у нее есть младшая сестра Ванесса, которая находилась в детском доме. То есть в другом учреждении. Ну, я решила их не разлучать и брать двоих.

 

Так в семье Анны к кровным дочкам – 18-летней Ульяне и 11-летней Полине – прибавились приемные: Аня и ее 6-летняя сестра Ванесса.

 

Они у меня в семье уже пять с половиной лет. Полина и Аня сдружились. Они ровесницы. Вместе играли, а Ванесса была как бы вот одна в силу возраста. Вообще, надо сказать, она у меня… это был самый тяжелый мой ребенок из всех. Проблемный по поведению. Очень проблемный. У нас была очень тяжелая и жесткая адаптация. Правда, я тогда еще слова такого не знала, потому что у нас не было ни школ приемных родителей, ни специальной литературы. Вот. Ну с ней было очень трудно. И как-то я думала: может, она так себя ведет, что ей не с кем поиграть, ей скучно, ей плохо?.. Она просила себе подружку из детского дома… Через полтора года я взяла ей подружку – ровесницу-одногодку Ангелину из нашего детского дома. Но, как потом оказалось, на тот момент, это был неправильный шаг, потому что девочки были очень разные: Ангелина более мягкая, ласковая девочка. Особой дружбы между ними не получилось. И наши поведенческие реакции усугубились ревностью к сопернице, скажем так. У Ангелины были свои проблемы, другого характера. Нам очень тяжело давалась школа, потому что я взяла ее на пороге первого класса. Очень-очень много времени нам приходилось тратить, нагоняя то, что она должна была знать по учебной программе. Там логика полностью отсутствовала, был  кошмарно маленький запас слов: то есть, простейшую сказочку, там, про волка и семерых козлят мы не могли пересказать, хотя ребенку на тот момент было уже семь с половиной лет. То есть, проблемы были другие. Ну, справлялись потихоньку…  

 

Справляться с трудностями Анне в то время помогала, в первую очередь, любовь к своим детям. И – общение с другими приемными семьями.

 

(Фрагмент из выпуска 215)

 

Анна: Мы споем песню, которая является своеобразным гимном центра принимающих родителей в нашем городе. Песня называется «Ромашка».

Дети (поют):

Чтоб расцветала ромашка снова в поле,

Ручьи журчали, слагая песню воли,

И птицы пели, и помогал им ветер.

Семья нужна нам, и дом наш будет светел!

Нам нужен дом на земле,

Самый большой и светлый.

Пусть расцветают сады,

Кругом смеются дети.

Будем любить мы сильней,

Взявшись за руки дружно,

Близких, родных и друзей.

Нам это очень нужно!

 

Конечно, поддержка единомышленников неоценима, но не секрет, что в деле воспитания приемных детей очень нужна бывает и профессиональная помощь.

 

Анна: Через три года, как у меня появились дети, у нас открылась первая школа приемных родителей, куда я пошла, узнав про нее. Я пошла сама, никто меня туда не звал, никто меня туда не загонял. Я столько там узнала, столько там всего почерпнула, поэтому сейчас то, что она вводится в обязательном порядке, я приветствую двумя руками. Это чрезвычайно важно, чрезвычайно нужно, и люди, которые не стояли около этой темы, просто не понимают, насколько это важно. Вот вроде бы… На момент, когда я брала детей, я была педагогом с 20-летним стажем, то есть у меня было специальное образование, у меня было двое своих детей, успешных, хороших детей, с которыми я не знала, что такое переходный возраст и  еще там какие-то проблемы. И вообще, все было хорошо, гладко и прекрасно. И поэтому первых детей я брала с уверенностью, что опыт у меня есть, и педагогический, и материнский – всё прекрасно. И когда я столкнулась с Аней и Ванессой, я поняла, что обычная, школьная, педагогика к этим детям вообще неприменима. Там столько нюансов, там столько всяких тонкостей, которые надо знать и правильно на них реагировать, что никому и в голову не придет! Вот все эти знания я получила в школе приемных родителей: у нас очень хорошая школа в регионе. Я стала взахлеб учиться, я поняла очень многое, поняла, почему случались у нас всякие сложности. Поняла, что где-то я неправильно реагировала, и можно было все это повернуть по-другому. Ванесса моя (сейчас ей 11 лет), конечно, за пять с половиной лет в семье стала вполне адекватной. У нас, правда, бывают определенные вспышки, но, по крайней мере, я теперь знаю, как их тушить, как на них реагировать. Вот…  И после того, как я  очень много всего прочитала, очень много всего узнала, пообщалась с единомышленниками, мне пришла в голову мысль, осторожная сперва: а может, я еще могу взять детей, может быть, я еще смогу? Хотя до этого, конечно, мысли были противоположные: «Ой! Да чур меня! Да чтоб я еще раз в это влезла!..» (смеется) А после ШПР мысль появилась, что, наверное, я еще смогу.  

 

 

С новыми силами

 

Приняв это решение, Анна начала действовать. Первым делом занялась расширением жизненного пространства.

 

У меня был большой одноэтажный дом – нам вполне хватало, но надо куда-то приводить еще новых детей… Конечно, можно поставить там двухэтажные кровати. И мне некоторые говорили: «Ой, да тебе тут еще пятерых можно!..» Я говорю: да я как-то не вижу смысла одного на другого селить, чтобы улей получился. И в течение двух лет я достраивала второй этаж, три больших комнаты сделали. Когда наша стройка подошла к концу, поговорила со своими детьми. Ну, они восприняли эту идею неплохо, а так как у нас вообще сирот в Адыгее практически нет (таких, кого можно взять, кого отдают), позвонила в «Детский вопрос», попросилась в «Поезд надежды» и сказала, что хочу взять двух девочек школьного возраста. Ну, а так как на таких детей, скажем так, очередей нет, желающих на них мало, я поехала во Владивосток, чему очень рада!

 

Надо сказать, что к поездке Анна подошла со всей серьезностью. Вместе с детьми изучала анкеты детей-сирот на федеральном и краевом сайтах, просматривала видеоролики на волонтерских интернет-ресурсах…

 

Корр.: Девчонки, а вот когда мама ваша отправилась с «Поездом надежды», вы что подумали по этому поводу?

Полина: Я была рада!

Корр.: Да? Почему?

Полина: Ну не знаю… Еще двое, как бы… Когда мы по базе данных искали, мне сразу вот Гуля с Наташей понравились и всё. И я говорю: «Только их! Всё. Больше никого!» (смеется)

Анна: А Геле понравилась еще Ксюша. Помнишь?

Геля: Да, Ксюша…

Анна (Геле): И ты мне еще говорила: «И вон ту тоже привези!» (общий смех) Я говорю: «Ну три – это уже перебор!» (все смеются)

Корр.: Ну а как, не казалось это какой-то странной идеей – куда-то так далеко ехать?

Полина: Не-а!

Корр.: Нет? (весело) Съездить во Владивосток – подумаешь!

Полина: Да все нормально! (смеется)

Анна: Мы, наоборот, даже шутили, говорили: «Ну когда б я съездила во Владивосток?» (девочки хихикают) Я б там никогда не побывала! А так – дело там нашлось… (хихиканье девочек)

 

Как вы уже знаете, все получилось, и из Приморья Анна вернулась именно с теми девочками, которые так понравились ее дочкам: с Наташей и Гулей.

 

Анна: Одним из моих интересов, который меня толкал, было как раз то, что я получила много знаний, которые хотела попробовать на практике вот именно с нуля. Знания об адаптации, о всяких первичных периодах… Мне было интересно посмотреть, как мы пройдем с новыми детьми этот период жизни. Но то ли дети мне попались такие золотые, то ли я действительно уже мама опытная… В общем, адаптации мы так и не дождались…(смеется)

Корр.: Так и не было?

Анна: Нет, вы знаете, как-то все… Ну, понимаете, то, что было, я не назову этим страшным словом. Потому что когда читаешь, как оно бывает и как у меня это с Ванессой очень тяжело было, в более легкой форме с Гелей, но тоже было… Вот… Я вообще как-то это адаптацией не назову… Были какие-то детские моменты, но это свойственно всем детям в любых семьях. Ну, Наталья, там, Гулю очень любит исподтишка толкать, там, подщипывать, а та не жалуется никогда. Вот если у Ванессы была манера – чуть что, они с Гелей бежали друг на друга докладывали: (изображает капризные крики девочек) «Она, она, она, она виновата!», и никогда не разберешься, естественно, кто там из них прав, кто виноват… Гуля – нет, как партизан. Такая светлая девочка, именно солнечная девочка, всегда позитивная, открытая для мира всего. Наташа, она такая, более сдержанная, она старательная, нацеленная на успех.

 

 

Ну, вообще, надо сказать, детки очень хорошие. Есть у них еще, к слову, хорошие детдомовские привычки. Уроки делают сами, меня не дергают каждые пять минут (смеется), потому что другие девочки, кто у меня пошел в первый класс - Ванесса, Геля (они уже в пятом классе)... Им я помогала вначале, контролировала, а теперь уже говорю: «Вот не буду проверять, уже пятый класс, сколько же можно с вами сидеть, девчонки?». Нет, вот не могут без мамы: «А что тут, а тут? А тут не знаю…» То есть, не хотят мозги напрячь, хотят, чтоб мама объяснила сначала. Сейчас говорю: «Все, как хотите, решайте сами». Ну, говорить-то говорю, но не всегда удается. Ходят же, вот это… скулят.

Ванесса – нет, у Ванессы головка хорошая, она сама справляется с уроками, с Гелей сложнее в этом плане… Даже психологи, которые ведут нашу семью, говорят: «У вас все дети такие разные, у каждого такие вот свои особенности, что под одну гребенку ну никак их»…

Все очень разные, хоть вроде в одной семье живем, и пытаюсь я их объединять общими делами. У нас традиция: постановка ежегодных спектаклей, большие такие представления делаются, со сменными декорациями: на всю комнату, у нас одна уезжает, другая приезжает, с костюмами, с гримом. Причем, я хочу сказать, что дети это все делают сами. Конечно, кто-то из старших девочек является руководителем, раньше Ульяна у нас этим занималась, сейчас Полина. Причем всегда ее тянет на музыкальные темы. Рок-оперы мы ставим. В прошлом году ставили «Иисус Христос-суперзвезда» (ну, конечно, подсократили под себя, но пели). То есть, нашли в интернете минусовки, и действительно всю оперу пели. Кто как мог, кто-то с помощью, кто-то – сам, но пели.

В этом году ставили рок-оперу «Баллада о принце». Уже участвовали Наташа и Гуля, гости всегда к нам приходят, мы собираем родственников, соседей, другие приемные семьи с детьми.

В музыкальную школу девочки пошли с сентября. Учатся. Наташа рвется, а Гуля, в силу своего возраста, как-то спокойнее относится. Наташа прям… пианино пришлось второе покупать, ставить в другую комнату, одно у нас просто уже не вмещает всех музыкантов, потому что один в одной комнате занимается, другой – в другой, третий на кухне на флейте, а я между ними как челнок хожу, всех проверяю, со всеми решаю все это…

 

Такие занятия для Анны – дело привычное, потому что основная ее профессия – преподаватель музыкальной школы. Кстати, на слете ее девочки не только пели, но и сами исполнили старинную английскую мелодию Green Sleeves.

(звучит музыка)

 

Корр.: Наташа, я видела, уже играет на флейте…

Анна: Ну, вообще, Наташа пошла на фортепьяно учиться. Обычно я стараюсь, чтобы все мои дети прошли два инструмента. Вот Ульяна, старшая, фортепьяно и аккордеон, сама освоила духовые – те же флейты. Человек-оркестр, скажем так. Полина – фортепиано и гитара. Аня пошла учиться поздно, ей было около 12 лет, поэтому она – только фортепиано. У нее особого порыва нет, а когда особого порыва нет… Я не стала настаивать на втором  инструменте.

Геля и Ванесса  играют на фортепиано и флейте, Наташу и Гулю я пока отдала на фортепиано, как базовый инструмент, а флейту мы освоили для того, чтобы здесь выступить. Ну, у нее хорошо пошло, то есть, мы ей блок дали, показали одну песенку, научили, и она так, стабильно вообще играет. Года два они поучатся на фортепиано, а там будет видно, какой второй инструмент они выберут, и выберут ли. То есть, захотят флейту – да ради бога, захотят аккордеон или что-то там еще выберут…  будет видно.

Корр.: Скажите, а вы музыке всех учите потому, что это ваша профессия, или вы считаете, что это вообще очень полезно?

Анна: Это вообще очень полезно! Музыке, я считаю, нужно обучать всех детей, потому что это очень полезно, а если говорить узко о фортепиано, то, скажем так, массаж кончиков пальцев ведет к развитию мозга! (смеется) Вот… Любой логопед, любой психолог вам скажет, что если у детей есть какое-то отставание, а у детей из детских домов оно есть у всех, то мелкая моторика, напрямую связанная с деятельностью головного мозга, – это развитие математических и речевых центров, и так далее, и так далее. То есть, это очень и очень полезно. Так вот, занятия фортепьяно, то есть постоянное прикосновение кончиков пальцев к клавишам, это и есть та самая мелкая моторика, развитие которой всем рекомендуется. И не просто перебираем бусы, развивая ее, или складываем мозаики, а заодно еще и учим усидчивости, учим культуре, выдержке на сцене… То есть, очень много положительных качеств воспитывается, которые  в жизни детям пригодятся. Конечно, я ни в коем разе никого не толкаю быть профессиональным музыкантом, хотя у меня старшая сама пошла -  колледж закончила и консерваторию закончила в этом году. Полина тоже сейчас учится в колледже искусств – это их выбор. Но я считаю, что это очень большую пользу приносит. И даже в сфере домашнего музицирования: вот собираемся вместе и играем, выступаем где-то, в детские дома ходим с концертами, нас приглашают еще куда-то. То есть, всегда на подхвате, всегда можем выйти на сцену. И детям… Вот вчера нам цветы подарили, так они ж теперь требуют, чтобы мы их все за собой потащили: шесть букетов! Я вообще с трудом представляю, как мы сейчас (смеется) будем паковаться. (передразнивает) Гуля: «Как?! Мне же его подарили за то, что я играла… Нет, я его с собой возьму!» (смеется) Так что первая радость – цветы за выступление. «Как, это мне? За то, что я играла?» Я говорю: «Да, видишь, тебе детки вышли, подарили». Глаза такие были – видеть надо было! (смеется)

 

Дети (поют):

Чтоб приходила любовь всегда с весною,

Чтоб сердце билось, стуча без перебоя,

И птицы пели, и помогал им ветер.

Семья нужна нам и дом наш будет светел.

 

Нам нужен дом на земле,

Самый большой и светлый.

Пусть расцветают сады,

Кругом смеются дети.

Будем любить мы сильней,

Взявшись за руки дружно,

Близких, родных и друзей.

Нам это очень нужно!

Да!

 

Эпилог

 

В большом и светлом доме Анны нашлось место для семи дочек. И все трудности оказались преодолимы благодаря мудрости, терпению и любви главного для них человека – мамы. А каковы ее планы на будущее?

 

Анна: На будущее – растить детей. То есть, я не хочу заглядывать сильно далеко… Конечно, в ближайшую пятилетку никаких прибавлений у нас не будет, потому что этих деток надо еще поднять. А что будет потом – не знаю. Может, уже внуки пойдут, кто его знает. И потом, еще на свое состояние здоровья тоже надо смотреть. Сейчас пока не жалуюсь ни на что серьезное, ну, а загадывать не будем, потому что все-таки это труд очень большой, круглосуточный и без выходных. И воспитательный процесс, конечно, забирает много сил. Я считаю, многое надо отдавать детям, и не так, что, действительно, двухъярусными кроватями, когда это превращается в детский дом на дому. Внимание надо уделять и вообще, а сутки не резиновые, всего 24 часа. Ну вот, когда старшие девочки… уедут учиться, там будет видно. Но, в принципе, мысль такую, что, может быть, мы когда-нибудь еще пополнимся… Ну, если мы будем пополняться, то только с «Поездом надежды», это вот сто процентов! (смеется вместе с корреспондентом)

Корр.: Понравилось?

Анна (со смехом): Очень понравилось!

 

Продолжение следует…


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru