СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ


Выпуск № 198
Эфир - 17 марта 2012 г.

  [ звук ]

 

 

 

 

 

 

Эфир – 17 марта 2012 года в 17:30. Повтор 23 марта 2012 года в 11:30 

 

«Поезд надежды», который уже седьмой год ездит по стране и привозит осиротевшим детям родителей, вот-вот снова отправится в путь. Позади 14 маршрутов, проложенных по Центральной России и Поволжью, по Уралу и в Сибири. Даже на берегах Балтийского моря – в Калининградской области – наш необычный «поезд» уже побывал. 15-ый рейс тоже к морю-океану: мы едем в Приморский край.

 

  «Поезд надежды»

 

  Работа по подготовке каждого рейса «Поезда надежды» обычно начинается задолго до самой поездки. Не стала исключением и нынешняя. Еще в октябре прошлого года мы побывали в Приморье: знакомились с детьми, беседовали с чиновниками. В одном из прошлых выпусков программы «Детский вопрос» вы уже слышали интервью с заместителем директора Департамента образования и науки Приморского края Надеждой Виткаловой. Она рассказала нам, какова в регионе ситуация с семейным устройством детей-сирот старше 4 лет. Чтобы иметь полную картину, мы решили продолжить разговор на эту тему с Владимиром Кузнецовым, директором Департамента здравоохранения Приморского края, в чьем ведении находятся дома ребенка и живущие там малыши.

  

Корр.: Владимир Вячеславович, сколько домов ребенка в крае, где они находятся и сколько там содержится детей?

В. Кузнецов: Ну, на сегодня у нас в крае один дом ребенка, расположенный во Владивостоке, и два его филиала: в Уссурийске и в Артеме. Общее количество мест в них – 270. В прошлом, 2011 году произошла реорганизация сети здравоохранения, в том числе, связанная с учреждениями детского профиля.

Корр.: А цель-то какая была, можно узнать?

В. Кузнецов: Конечно. Цель была очень простая: мы попытались, объединив учреждения, уменьшить количество административного персонала и перенаправить средства на то, чтобы улучшить условия пребывания детей. В том числе, за счет увеличения тарифа на их содержание, в том числе, для привлечения дополнительно узких специалистов по разным направлениям. Плюс к этому мы смогли увеличить тариф на медикаменты… для того, чтобы обеспечивать адекватно. Ну и… в связи с тем, что учреждение одно, и планировать затраты на него легче, мы смогли дополнительно запланировать и провести ремонты как в самом доме ребенка, так и в филиалах.

Корр.: Дело в том, что мы уже были в вашем крае, в частности, в Артеме и Находке…

В. Кузнецов (одновременно): Угу. Угу.

Корр.: …И во Владивостоке были… Честно говоря, внешне нам показалось… Допустим, в Артеме учреждение называлось «Дом ребенка», да? Теперь оно называется филиалом. Там так же 100 детей находится, насколько я знаю…

В. Кузнецов (одновременно): Абсолютно верно.

Корр.: И?.. (смеется)

В. Кузнецов: Есть один очень существенный момент: понимаете, когда это филиал… все структуры, совмещающие основную деятельность с лечебной, такие, как бухгалтерия, как отдел кадров, как всякие прочие сопутствующие службы, которые до этого были в каждом учреждении, они централизованно размещаются в одной. То есть этим самым мы уменьшаем количество непрофильных затрат. А в то же время, при том, что оставляем общий бюджет, который был до этого, мы имеем возможность увеличить профильные наши траты на то, чтобы детям было легче находиться в этих учреждениях. Я считаю, что наши средства в первую очередь должны идти не на то, чтобы содержать бухгалтерию, собственный отдел кадров, секретаря, главного врача и его водителя, да?..

Корр.: Угу.

В. Кузнецов: А на то, чтобы у нас была адекватная помощь и адекватное содержание детей в наших учреждениях.

Корр.: В принципе, я поняла, какая… цель преследовалась. А в каких еще учреждениях содержатся дети, подлежащие семейному устройству? Я имею в виду возраст до четырех лет.

В. Кузнецов: Еще есть у нас часть учреждений – это наша сеть краевых учреждений на сегодняшний день, в которых есть отделения сестринского ухода. И это дополнительно 199 мест.

Корр.: А много их, таких учреждений, отделений?

В. Кузнецов: Их у нас на сегодня порядка восьми, в разных точках Приморского края. Как правило, это детские больницы, в составе которых имеется отделение сестринского ухода.

Корр.: А вот в этих отделениях есть ли должности, штатные единицы, которые положены в обычных домах ребенка?

В. Кузнецов: Конечно, да…

Корр.: То есть там есть и дефектологи, и логопеды, да?

В. Кузнецов: У нас они есть… Либо они в составе самого отделения, если это позволяет количество коек, либо это у нас привлеченные специалисты по отдельному договору.

Корр.: Угу. А вот в случае с Находкой, например… До прошлого года в Находке был дом ребенка… Правильно? У меня правильная информация?

В. Кузнецов: Да. Совершенно верно, да.

Корр.: Потом их лишили этого статуса, убрали ставки специалистов, которые нужны… Ну и, соответственно, надбавку убрали… То есть я, честно говоря, не вижу, что улучшены условия… Или я чего-то не понимаю?

В. Кузнецов: Нет, смотрите, по Находке ситуация следующая… Там действительно до этого был статус дома ребенка, и так как они были у нас муниципальными, местным уровнем власти было принято решение об изменении данной структуры. А с 1 января они стали нашими, краевыми… мы как раз и смотрим сейчас… То есть, мы не исключаем возможности: первое, это то, что все специалисты у нас вернутся и будут работать в установленном порядке – это не обсуждается, потому что они нужны не организаторам здравоохранения, скажу мягко, а детям, которым они оказывали помощь. Это первое.

Корр.: Ну да, ну да.

В. Кузнецов: А второе, мы сейчас внимательно очень смотрим за количеством коек, чтобы понимать, где и сколько нам необходимо оставлять, с учетом всего Приморского края. И не только города Находки, но еще и прилегающих территорий, которые находятся там.

Корр.: Ага. Так статус, статус дома ребенка будет возвращен находкинскому отделению?

В. Кузнецов: Мы посмотрим… Я не готов сказать о статусе дома ребенка. Либо он приобретет статус филиала дома ребенка, который в городе Владивостоке. Мы посмотрим, как это лучше… Но то, что мы однозначно решим вопрос по привлечению всех необходимых специалистов – это однозначно «да».

Корр.: То есть этот вопрос решится?

В. Кузнецов: Да. Да.

Корр.: Ну и, скорее всего, он будет филиалом?

В. Кузнецов: Я думаю, что да, потому что раз мы уже пошли по механизму укрупнения сети в целом, это будет отдельный филиал с отдельным руководством и, соответственно, со всеми специалистами.

Корр.: Еще хотела вопрос вам задать по отделениям сестринского ухода… Как долго там дети находятся?

В. Кузнецов: Дети находятся там по-разному… Это зависит от процедуры оформления документов, поэтому некоторые дети находятся несколько месяцев, некоторые находятся больше…

Корр.: Ну, больше… сколько больше?

В. Кузнецов: Ну, больше – до года…

Корр.: Угу. Но это многовато, наверное, все-таки…

В. Кузнецов: Ну, я потому и говорю, что мы уделяем сейчас внимание отдельно этому вопросу.

Корр.: Хорошо, а вот хотелось бы спросить, какой процент от общего числа детей, постоянно проживающих в подведомственных вашему департаменту учреждениях, составляют дети-инвалиды.

В. Кузнецов: На сегодняшний день это 17 процентов…

Корр.: Семнадцать?

В. Кузнецов: Да.

Корр.: Ага. И какие это в основном заболевания?

В. Кузнецов: Это заболевания нервной системы, это пороки развития, это хромосомные либо генетические заболевания…

Корр.: Угу. А вот ВИЧ-контактных много детей у вас?

В. Кузнецов: ВИЧ-контактных, слава богу, у нас немного на сегодняшний день…

Корр.: Хорошо. Ну, наверное, вы же ПЦР проводите, снимаете диагнозы, да?

В. Кузнецов: Конечно, конечно… в обязательном порядке.

Корр.: Еще хотела спросить, в связи с тем, что мы скоро собираемся к вам приехать… Не будет ли у нас каких-то проблем, если мы привезем родителей, которые захотят кого-то усыновить, взять под опеку из ваших учреждений?

В. Кузнецов: Из наших учреждений… Если это будет соответствовать нашему действующему законодательству, конечно, нет… То есть вы знаете, что существует определенный порядок, да, этой процедуры?

Корр.: Конечно.

В. Кузнецов: Но со своей стороны мы окажем все возможное содействие, чтобы дети обрели семьи.

 

 

Как видим, Приморье сейчас в ожидании «Поезда надежды». Настала пора рассказать и о тех, кто станет его пассажирами и отправится во Владивосток на поиски своих детей. В этот рейс мы решили взять больше семей, чем обычно. В наших следующих программах мы обязательно расскажем обо всех участниках поездки. Но с некоторыми из пассажиров «поезда» мы вас познакомим уже сейчас.

 

 

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

 

Как обычно, желающих принять участие в поездке оказалось очень много: заявки поступали как по электронной почте, так и на наш автоответчик. С каждым кандидатом мы долго и обстоятельно беседовали.

 

Корр.: Здравствуйте! Это «Радио России», программа «Детский вопрос»…

Анна: Здравствуйте!

Корр.: Мы получили вашу заявку… То, что вы готовы общаться со СМИ, я поняла. Да?

Анна: Да!

Корр. (с улыбкой): Тем более, вы уже общаетесь! (посмеивается)

Анна: Да. Мне приходилось и с телевидением…Так что здесь у меня проблем нету.

Корр.: Так, это хорошо…

 

Одна из первых заявок пришла из Майкопа, столицы Адыгеи. Анна – самостоятельная мама с большим опытом воспитания детей: у нее пять дочек! Две старшие – кровные, они уже выросли. А три младших дочки – приемные.

 

Корр.: А можете мне немножко рассказать о вашей семье?

Анна (весело): Могу! Ну, все дети учатся в музыкальной школе. Старшая дочь консерваторию заканчивает (пятый курс) в Краснодаре, планирует там остаться, потому что у нее уже там и работа, и всё. Вторая дочка вот в колледж искусств поступила, учится сейчас. Анюта сейчас в девятом классе, хочет остаться до одиннадцатого. Ну, младшие – мы их по привычке малышами называем – они в четвертом классе сейчас, а дальше будет видно. Поэтому у меня появилась мысль, что расширение семьи еще возможно. И мы приложили силы – достроили второй этаж дома (он у нас был как большой чердак), то есть расширили, прежде всего, жизненное пространство… И есть куда еще взять детей! В принципе, вот как раз я хотела детей… как по правилам: что вновьвходящие должны быть младше по возрасту… Ну, до 10 или включительно, скажем так.

Корр.: Хотелось бы, чтоб вы рассказали, кого вы ищете…

Анна: Двух девочек-сестричек 5-10 лет. Пять-десять.

Корр.: Угу…

Анна: По отдельности их быстрее забирают, чем когда они идут в паре…

Корр. (одновременно): То есть вы хотите помочь сестрам, да? Потому что им сложнее выбраться…

Анна: Ну, в принципе, да. Потому что на одного ребенка чаще идут заявки, чем когда их несколько. Вот. Вот мои старшие девочки – две сестрички: 6 и 11 им было на тот момент, когда я их забирала. Это было 5 лет назад. Сейчас им соответственно 11 и 16.

Корр.: О-о!

Анна: Ну, и я думала, что если еще пара будет именно сестричек…

Корр.: Ага.

Анна: Но, знаете… мы посмотрели по федеральному банку данных Приморский край… У меня дети – так вообще (посмеивается) взяли за правило рассматривать все фотографии. Сами заходят на сайт и там (со смехом) смотрят! Но там никаких нету более конкретных данных! Например, написано: есть братья-сестры. А сколько, какие? По банку данных этого не видно! Посмотреть вторую фотографию нет возможности, потому что нет никаких ссылок, что вот эта сестра вот этой сестры… То есть, поэтому очень сложно на ком-то остановить свой взгляд…

 

Мы рассказали Анне, что в Приморье действует краевой сайт  с анкетами детей-сирот, другие интернет-ресурсы этой тематики. Там можно найти информацию о ребятишках, оставшихся без семьи, причем не только с их фотографиями, но и с видеороликами. Анна продолжила поиски. И в городе Уссурийске приглядела себе дочек – 9-летнюю Наташу и ее 7-летнюю сестренку Ангелину.

 

Анна: Мои! Я на них уже настроилась! (корреспондент смеется) У меня дети каждый день говорят: «А вот Геля, а вот Наташа, там…» Ролик каждый день тут крутим. Смотрим – уже буквально прирастаем! Я даже как-то вот и других детей… В принципе, ну можно ж через федеральный банк попросить других детей показать… но я даже не хочу кого-то еще смотреть! Как-то на них настроились мы уже, на этих двух девочек. Вот.

 

 

В последнее время становится всё шире не только география наших поездок, но и «география семей». Заявка от Ирины и Дмитрия пришла с дальнего севера, из Ямало-Ненецкого автономного округа. У супругов уже есть двое сыновей: 8-летний Глеб и 4-летний Гордей. Как и Анна, Ирина с Дмитрием уже точно знают, к кому они едут!

 

Ирина: Я мужу показала, прям на работе, этих сестренок – Дашу и Альбину. Он сказал, берем!

Корр.: Да? (смеется)

Ирина: Да, они похожи на наших сыновей… внешне.

Корр.: Да вы что?

Ирина: Он сразу сказал: младшая похожа на Гордея, на младшего нашего. Ну, щечки пухленькие, некая рыжина такая в волосах… (смеются) То есть, берем.

Дмитрий: Да, мы уже давно ищем, уже столько сайтов просмотрели. Баз данных изучили очень много. Детишки нравились, но когда начинали выяснять, что и как, то не совсем радостная картинка складывалась… Уже даже приуныли. А тут вот Ирина прилетает, так и так: «Вот, смотри, какие две, рыженькие». Я говорю: «Ну, раз рыженькие, значит, давай, берем».

Корр.: Ну, ясно. То есть, они вам понравились, да?

Дмитрий: Да, понравились. Замечательные девчонки, судя по фотографиям (сейчас как раз ваш сайт открыт).

Корр.: Угу.

Ирина: Нет. Сейчас сидим как раз, смотрим с бабушкой на их фотографии.

Корр.: Да? А бабушке-то как девочки?

Ирина: Бабушки обе (и моя мама, и его мама) спокойно, положительно отнеслись, то есть отрицательных эмоций не было. Единственное что – конечно, испугались, что их сразу две будет. Не одна, а две. «Как вы справитесь? Как то-се, пятое-десятое?» Ну, ничего.

Дмитрий: Девчушки как девчушки. Ну, а нам для пацанов как раз не хватает двух девчонок, чтоб разбавили нашу мужскую компанию.

Корр.: Для равновесия, да?

Дмитрий: Ну! Для равновесия (смеется). Я вообще всегда хотел девочку, даже имя уже придумал ей.

Корр.: Да?

Дмитрий: Но почему-то у меня в семье всегда пацаны получаются. Вот (смеется).

Корр.: А имя-то какое, можно узнать?

Дмитрий: Алена.

Корр.: Ну, близко к Альбине, мне кажется.

Дмитрий: Да, к Альбине близко как-то…

Корр.: А если усыновите, так можно и переименовать.

Дмитрий: Эх, ну, это потом. Посмотрим…

 

Интересно, а кто же был инициатором идеи усыновления?

 

Дмитрий: Ирина больше, конечно …

Корр.: Ну, она вас долго уговаривала, нет?

Дмитрий: Да нет, меня не надо уговаривать, я, в общем-то, с женой всегда соглашаюсь.

Корр.: Да?

Дмитрий: Она у нас женщина мудрая. Говорит: «Ты у нас голова, но шея-то все равно я!» Поэтому спокойно так. Не уговаривала она меня. Можно даже сказать, обоюдное было решение.

Корр.: Ну, а вот сейчас, Дмитрий, настроение какое у вас? Все-таки, готовитесь к поездке…

Дмитрий: Спокойное.

Корр.: Не волнуетесь, нет?

Дмитрий: Я-то? Нет. Какого-то волнения такого вот нет. Оно, может, и появится, наверное, но чуть позже.

Ирина: Ну, у нас только один страх такой есть… Даже не страх, а как бы… если контакта с детьми вдруг не выйдет, ну, вдруг такое случится – что же дальше?..

Корр.: Нет, я почему-то думаю, что этого не будет…

Ирина: Я надеюсь, что все будет хорошо, потому что вот уже и дети, мальчишки очень уже ждут… Младший – так вообще спрашивает: «Мама, почему вы до сих пор не уехали за девочками?» Вот, хочется, конечно, очень хочется, но всякие сомнения в душе гложут, потому что опыта такого не было. Есть, конечно, в душе страх, что девочки могут к нам не пойти, да?

Дмитрий: Это да, но у меня волнения как такового-то нет. То есть, я более прагматичный человек. Для меня пока тоже непонятно: как, ну вот как?.. зашли – и что дальше? Непонятно пока самим, как это произойдет, но… я думаю, вы нам поможете…

Корр.: Конечно, мы вас научим.

Дмитрий: …Вы нам подскажете, да?..

Корр.: Мы вас научим в Школе приемных родителей, как себя вести.

Дмитрий: Ну, да.

 

 

У Надежды и Сергея из Санкт-Петербурга детей пока нет. Письмо от них пришло в последний день приема заявок – 11 марта.

 

Надежда: Мы шестого марта получили заключение из опеки о возможности быть усыновителями. У нас же в Санкт-Петербурге обязательная школа приемных родителей. Во-о-от. И мы ее сейчас закончили, заключение психолога тоже есть …

Корр.: Очень хорошо! Это пока еще не обязательно (до 1 сентября), но все равно очень хорошо! Мы это всегда приветствуем.

Надежда: У нас школа в Санкт-Петербурге… которая официальная, обязательная… она переполнена! У нас группы были по 50 и больше человек!

Корр.: Угу…

Надежда: У нас в Санкт-Петербурге какой-то бум усыновления. Я не говорю об опеке! А когда у нас было отдельное занятие с врачом «До полутора лет» (невролог из дома малютки приходила) – было под 60 человек! Там было просто яблоку негде упасть! Был аншлаг какой-то.

Корр.: Очень хорошо! А скажите, откуда узнали о «Поезде надежды»?

Надежда: На сайте usynovite.ru. Я шестого числа как раз туда зашла и смотрю – объявление! Думаю, дай-ка я прочитаю повнимательнее! Зашла в «Лист ожидания», показала мужу седьмого числа… не давила, ничего… И вот сегодня он позвонил, говорит: «Ну что? Ты там заявку-то оставила?»

Корр.: О-о! (смеются вдвоем) Давно вообще задумались-то об этой идее?

Надежда: Где-то два года назад пришли к решению, что мы, наверное, готовы усыновить. Я так у мужа спросила намеком, а он сказал: «Давай! Вперед!»

Сергей: Ну-у-у… своих нет, а кому-то добро надо оставлять… (смеется)

Корр.: То есть просто хочется ребенка, да?

Сергей: Конечно, конечно! Квартира большая, а вдвоем в ней… Надо одного-двух…

Корр.: Ага. То есть планируется первый ребенок…

Надежда: Да. Мы два года этим занимаемся, прошли две школы (для себя чисто, чтобы определиться, готовы мы или не готовы), решили жилищный вопрос (жили в однушке, сейчас вот трехкомнатная квартира). Уже детская готова, только без мебели стоит, потому что еще не знали, какого возраста… Мы  хотели от нуля до полутора, а вот… Ну, посмотрим, да… там Артур в Находке, Костя совсем маленький тоже понравился… Меня почему-то в Находку тянет! (корреспондент посмеивается)

 

 

У москвичей Людмилы и Александра детей пока тоже нет.

 

Корр.: Когда ваша семья задумалась о том, чтобы принять в семью ребенка?

Александр: Ну я думаю, что это произошло года три назад, не более того.

Корр.: А кому первому пришла эта идея в голову?

Людмила: Не знаю! Я даже не могу сказать…

Корр.: Не помните уже?

Людмила: Вы знаете, наверное, мужу. Потому что я как-то уже свыклась: ну нет и нет, что ж теперь сделаешь-то? А он – вот так вот!

Корр.: Ну, вообще, это удивительно, я вам скажу, когда мужчина – инициатор взять ребенка. Обычно бывает женщина инициатором. У вас прям редкий случай, можно сказать!

Александр: Мне кажется, обоим.

Корр.: То есть одновременно?

Александр: Ну, я думаю, так. Думали об этом долго и вместе, а чтобы решиться на этот шаг – наверное, года три назад.

Корр.: А так-то раньше еще задумывались, да?

Александр: Ну конечно! Если детей нет… Конечно, думали.

Корр.: Ну, почему? Некоторые даже и не думают в эту сторону почему-то…

Александр: Не понимаю этого.

Корр.: Какого ребенка вы хотите?

Александр: Ну, вообще, хотел бы от 0 до 3. Почему? Потому что я сам помню себя… когда стал осознавать жизнь, мне было 4 года.

Корр.: Да-а?

Александр: Поэтому я думаю, что в 4 года человек уже полностью отдает себе отчет, где он живет и с кем он живет. Поэтому так считаю…

Корр.: То есть вы хотите вот до этого момента, да – до 4 лет? Правильно я понимаю?

Александр: Конечно.

Корр.: То есть пока он еще слабо помнит, что с ним было до того, да?

Александр: Да, да, да.

Корр.: Ага… А пол какой? Мальчик или девочка?

Людмила: Вы знаете, мы хотели девочку, но мы согласны и на мальчика.

Корр.: То есть это не принципиально для вас?

Людмила: Ну, не так принципиально, что прям всё: девочку и всё! Нет, такого нет.

Корр.: А кого все-таки – мальчика или девочку?

Александр: Здесь я в смятении… будет мальчик или девочка… Конечно, хотелось бы мальчика мне, как мужчине. Но, с другой стороны, и девочка – тоже неплохо! Поэтому здесь я конкретно сказать, кого я больше хочу – мальчика или девочку… Ну, решение, я считаю, принимать не мне. Принимать решение Люде, потому что она все-таки женщина.

Корр.: Ну я думаю, вам решение надо принимать вместе. Потому мы и в поездку берем двоих.

Александр: Я немножко хотел бы уточнить вопрос. Понимаете, какое решение она примет – я против этого решения не пойду. В любом случае.

Корр.: Самое главное – чтобы он вам все-таки по душе пришелся.

Александр: Ну, это самое главное, я думаю.

Корр.: Ну, а на наш сайт вы заходили?

Людмила: Да.

Корр.: И кто там вам глянулся?

Александр: Да мне, в принципе, многие глянулись…

Людмила: Даша там нам понравилась…

Корр.: Это в Находке, наверное, да?

Людмила: Нет, это Владивосток. Даша, которая 10-го года рождения. И Сергей. А в Находке – там Денис мне понравился.

Корр.: Ага, есть там такой Дениска.

 

Так бывает довольно часто: по фотографиям кандидатам нравятся сразу несколько детей, а взять они могут только одного. Но ведь и остальным ребятишкам тоже нужно помочь найти родителей. Именно поэтому всем претендентам на место в «Поезде надежды» мы задаем очень важный вопрос.

 

Корр.: Готовы ли вы общаться с прессой?

Людмила: Трудно сказать… Я вообще никогда не общалась, ни разу в своей жизни, если честно. Не знаю, что говорить и как разговаривать…

Корр. (одновременно): Ну вот вы сейчас со мной общаетесь! (со смехом) Я тоже пресса!

Людмила: Да?

Корр.: Конечно!

Людмила: Ну, с вами – это одно, а там написано – камеры… Да? Это на полном серьезе?

Корр.: Ну, бывают камеры, да. Но это не так страшно, я вам скажу...

Александр: Только один вопрос: я не люблю публичности…

Корр.: Я вам сейчас объясню, для чего это нужно. Вы когда поедете в дом ребенка, увидите там малыша и вы его заберете. Но вы наверняка там увидите много других детей, которые будут на вас смотреть… знаете, какими глазами?

Людмила: А, ну все понятно!

Корр.: Наша задача – не только помочь взрослым найти детей… да?.. десять семей мы берем…

Александр (одновременно): Понимаю.

Корр.: …И привезти их домой. А помочь детям, которые там остались! Которые там останутся…

Александр: Я понял это… Потому что мы тоже смотрим очень много сайтов и понимаем, насколько дети брошены всеми. И поэтому вот сердце разрывается на самом деле.

Корр.: Во-от. И поэтому если есть такая возможность – помочь (да ведь?) – то надо помочь…

Людмила: Хорошо…

Александр: Я, конечно, сделаю так, как нужно.

 

Еще одна самостоятельная мама, Маргарита, живет сейчас в Подмосковье. Однако так было не всегда…

 

Маргарита: Я с Дальнего Востока, да, отец у меня был военный. Родилась в Комсомольске-на-Амуре, и 25 лет я прожила во Владивостоке.

Корр.: Да?

Маргарита: Да (смеется). Десять лет назад я приехала сюда, на местожительство, на постоянное, здесь уже обосновалась. Сына я воспитала, он уже самостоятельный, живет отдельно. Ему 25 лет.

Корр.: Угу.

Маргарита: Когда органы опеки пришли, говорят: вы живете одна в такой большой квартире? Я говорю: ну, что делать? Я хожу, ну, вот, собака рядом сидит. Ну, вот как еще реализовываться как женщине?

Корр.: Ну конечно, нужно ребенка вырастить. Я вас полностью поддерживаю.

Маргарита: Я вот могу. Если вы дадите мне возможность, поддержите, я могу. Я вот еще елку не разбирала. Сын пришел в гости, говорит: Ты чего елку не разбираешь? Я говорю: «Чуда жду!» (смеются)

Корр.: А, то есть, она у вас еще стоит (смеется)?

Маргарита: Ну, да. С шоколадками, как положено. Вот.

Корр.: Ну, мы вам под елочку подарок, так сказать. Чудо долгожданное, что вот, решили вас взять.

Маргарита: Ой, а можно такой вопрос задать…Вот, скажите, это не получится так, что раз вы меня взяли, то я обязана ребенка взять?

Корр.: Нееееет, ни в коем случае, вас никто заставлять не будет. Нет, конечно. Вы идете на встречу. Вам направление выпишут – это не значит, что вы должны этого ребенка взять! Просто вы с ним познакомитесь с первым. Если вы понимаете, что это не ваш ребенок (так бывает!), вы возвращаетесь к региональному оператору, смотрите базу, работаете дальше! Если что-то у вас не сойдется, значит, вы будете искать дальше. И вообще пока непонятно, кого вы там возьмете… А может, вы вообще никого там не возьмете! В общем, я вам советую настроиться на то, что вы едете…

Маргарита (весело): За ребенком! Ну, если так случится, я буду, наверное, самым счастливым человеком. Вот у меня сейчас такая ситуация, что это, действительно, последний, уходящий вагон, потому что я читала про этот поезд, что это последний на мою Родину, так скажем.

Корр.: Ну да.

Маргарита: Поэтому я писала вам дрожащими руками.

Корр.: Ну, а сын-то как ваш? Благославляет?

Маргарита: Да он уже ремонт в комнате у себя делает! Я говорю: «Дим, ты чего? Братом хочешь быть?» (смеются) Он говорит: «Я тебе даже летний отпуск с ребенком оплачу, езжай куда хочешь!» Вот так, да! Я не ожидала… Я вот сейчас присматриваю диванчик уже, место выделяю… А у него какая была комната… Я говорю: «Дим, уберись! У нас будет ребенок! Чтоб все было чистенько». И вот он приехал 8 марта, убрался, сейчас вот, пока неделю меня не будет, он все там переклеит, все-все-все сделает. Так что тоже ждет, волнуется!

Корр.: Угу. Кого вы ищете?

Маргарита: Я ищу девочку. От двух до пяти лет. Я посмотрела уже там. Я залезла на сайт, посмотрела в Приморском  крае.

Корр.: Так, и кого же вы там приглядели?

Маргарита: Мне понравилась там Лиза, одна такая кучерявенькая, маленькая.

Корр.: Кудряшка, да?

Маргарита: Да, кудряшка такая.

Корр.: Так.

Маргарита: Такая кукляшка (смеется).

Корр.: Елку не разбирайте.

Маргарита (одновременно): Не, не разберем.

Корр.: Елизавета приедет, порадуется.

Маргарита: Стоит, стоит родимая (смеются). Все смеются, я говорю: смейтесь, смейтесь. Родина мне сделает подарок! Не знаю, кому как, но мне родина сделает подарок! Вот я почему-то вот знаю это!

 

Продолжение следует…

 

Наверное, вы заметили: все наши будущие участники такие разные! Но всех их объединяет одно – огромная надежда найти своих детей! А дети очень ждут своих родителей. И кто-то обязательно дождется. Причем совсем скоро! Может быть, среди маленьких пассажиров «Поезда надежды» окажется и наш новый подопечный?

 

 

ГДЕ ЖЕ ТЫ, МАМА?

 

 

Итак, 19 марта «Поезд надежды-Владивосток» отправится в Приморье. Пожелайте нам всем удачи!

 

 

 

 

 

Благодарим за информационную поддержку наших друзей: 

  


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru