СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Поиск
 
Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ


Выпуски 165-166
Эфир - 15 и 18 января 2011 г.

  [ звук ]

 

 

 

Эфир – 15 января 2011 г. в 17:30 и 18 января 2011 г. в 18:30.


     Наступил новый год. Закончились долгие праздники у взрослых и… короткие каникулы у детей. Надеемся, все хорошо отдохнули и полны сил (а главное – желания) осуществлять свои самые невероятные планы. А может быть, 2011-й поможет кому-то приблизиться к заветной мечте, той, о которой вспомнилось под бой курантов… И пусть не пугают преграды (возможно, они встретятся на вашем пути). Если дело, которое вы задумали, действительно доброе, у вас обязательно все получится!
     Сегодня Ольга Резюкова расскажет совершенно необыкновенную историю. Ее героям мы решили посвятить весь этот выпуск, первый в новом году. Почему? Скоро вы поймете  сами…


БЕЗГРАНИЧНАЯ ЛЮБОВЬ

Часть 1
В безвизовом пространстве

Глава 1. Параллельные миры


1. Филипп

Филя (рассказывает с помощью воспитательницы):
Маша варежку надела
Ой, куда я пальчик дела?
Нету пальчика. Пропал!
В свой домишко не попал!
Маша варежку сняла –
Посмотрите-ка, нашла?
Корр.: И чего ты замолчал? Ты застеснялся?
Воспитатель: А песенку какую пели, помнишь? Он песенки хорошо поет. Спой, «Бояре, вы куда пришли…». Он много песенок знает. Стесняется.
Филя: Кто – я?
Воспитатель: «По малину в сад пойдем» – спой, пожалуйста.
Филя: Нет.
Корр.: А почему нет?
Филя: Нет, не спою!
Воспитатель: Он очень хорошо общается, а вот начнет кривляться – все…

     Это Филипп, наш подопечный – можно сказать, коренной москвич. Мы знакомы с ним почти столько же лет, сколько ему самому. А родился Филька в 2003-м. В какой именно день это произошло и где – точно не знает никто, потому что Филя – «найденыш». Дату рождения – 10 ноября – ему придумали. Возможно, в милиции, в честь профессионального праздника. А уж почему мальчика назвали Филиппом – можно только догадываться…
     Конечно, Фильке повезло, что его нашли: в результате ребенок остался жив. Но предательство родной матери, как оказалось, было если и главной бедой мальчика, то совсем не единственной. Филиппа определили в московский дом ребенка №7, где живут дети, родившиеся у ВИЧ-инфицированных женщин. Как правило, диагноз матери ребенку не передается и со временем его «снимают»… Но не всем так везет. Когда Филька чуть-чуть подрос, врачи были вынуждены признать: мальчик ВИЧ-инфицирован…
     Впервые мы увидели Филиппа именно там, в седьмом доме ребенка. Там же вместе с остальными ребятишками он сделал  свои первые шаги и произнес первые слова, научился играть, петь песенки и… ждать. Ждать родителей, которые, как он вскоре понял, должны быть у всех детей. Малыш ведь видел: то к одному его другу, то к другому приезжали папа с мамой и увозили домой. Только к Филе почему-то никто не приходил…
     Когда мальчику исполнилось четыре года, его перевели в детский дом. И снова – напрасное ожидание. Мы решили рассказать о Филиппе в своей программе. В эфир она вышла в мае 2007 года.


(Фрагмент из выпуска 68)
(Шум из радиоприемника)
     Когда пять месяцев назад Филиппа привели в эту группу, от страха и растерянности за целую неделю мальчик не произнес ни слова. Так тяжело он воспринял перевод из дома ребенка.

Воспитатель: Очень тяжело перенес… А сейчас уже все хорошо…Он умный мальчик, общается, на занятиях – молодец, речь поставлена. Хороший мальчик.
Корр.: А как он с ребятами общается?
Воспитатель: Со всеми в контакт входит легко. Да, Филь?
Филя: Да!
Воспитатель: Аппетит очень хороший, кушает и спит хорошо…
Филя (фоном): Смотрите, собака! Она язык показывает.
Воспитатель (продолжает): Обслуживает себя – и умываться умеет, и зубки чистить. Все умеет! Умный мальчик! Да, Филечка?
Филя: Смотрите, у нее носик. Собачка.
Корр.: А как собачку зовут?
Воспитатель: Жулька. Что у собачки есть? Расскажи. Зачем ушки собачке, Филечка? Что она делает ушками?
Филя: Гавкает она!
Корр.: Вот так вот… А Филюшке зачем ушки нужны. Что он делает?
Филя: Слушает!
Корр.: А глазки, зачем Филе нужны?
Филя: Чтобы смотреть.
Корр.: А ручки?
Филя: Чтобы брать собачку…
Воспитатель: Он иногда так высказывается интересно, просто нужно записывать…Вчера упал и говорит: «Ой, какой Филька тяжелый, я не встану сам, поднимите…» Ой, какой ты тяжелый вчера был, а?
Филя: Да.
Воспитатель: «Ой, помогите мне, ой поднимите!»
Филя: Я – киска.
Корр.: А как киска делает?
Филя: Мяу.
Корр.: А собачка?
Филя: Гав-гав.
Корр.: А лягушка?
Филя: Ква-ква.
Корр.: А петушок?
Филя: Ку-ка-ре-ку.
Корр.: А Филя как делает?
Филя: Мяу-мяу. Я киска.

     Программа вышла в эфир. Время шло, но к Филе по-прежнему никто не приходил. Тогда, в 2007-м, от слова «ВИЧ» вздрагивали почти все потенциальные усыновители. По сути, этот диагноз ставил жирный крест на мечте Фили обрести родителей.


2. Татьяна

     Еще одна героиня этой истории – Татьяна. Она русская, но уже давно живет в Бельгии. В эту страну она уехала из Киева, когда Украина в одночасье стала «самостийным» государством. У Татьяны есть муж – Этьен и двое детей: 24-летний Антон и Сара, которой скоро будет 12. Казалось бы, все хорошо. Но… Тема сиротства уже много лет не дает Татьяне спокойно жить.


Татьяна: В те времена у нас через дорогу был дом малютки (на Украине это называлось «Дом малютки»). У меня сын тогда был маленький, родился только. И вот мы с ним гуляли, а эти дети… через забор на меня смотрели. Мне там очень нравился один мальчик, Ванечка его звали. Я даже хотела его забрать, усыновить, но мне не разрешили тогда…

     Спустя 20 лет в жизни Татьяны произошла еще одна, можно сказать, эпохальная встреча. Правда, на сей раз – виртуальная…
 

Татьяна: Совершенно случайно, сидя за компьютером, я вошла в какую-то программу и увидела… Кого, вы думаете? Фотографию Филиппа! Посмотрела – очень симпатичный мальчик. Он мне сразу понравился. Каким образом – уже не помню, но я вышла на сайт дома ребенка № 7. Это было в то время, когда Филипп еще был там. Как сейчас помню его фотографию – в панамочке, в гольфике в каком-то. Я долго очень на него смотрела. 
     Мы с мужем всегда хотели третьего ребенка. Когда я рожала Сару, была уже в возрасте. Врачи мне сразу сказали, что если хотите рожать еще, то надо это делать практически сразу. Иначе – все, на этом останавливаемся. Но мне было тяжеловато сразу... В общем, так получилось, что я не родила еще одного ребенка. И тут… Как будто мне было ниспослано опять увидеть детей, которым нужны родители, нужна семья. И у меня моментально мелькнуло, что вот он! Вот он – ребенок! А ты – здесь. Я начала говорить с мужем. Мне сначала было страшно, я думала, что он не примет эту идею – усыновить, да еще ребенка из другой страны. К моему удивлению, муж сказал: «Почему бы и нет?» Он согласился практически сразу, но единственное, он сказал, что хотел бы девочку. Вот в этом была небольшая проблема, которую со временем, конечно, решили. Мы заключили соглашение, что усыновим двух детей: одного мальчика и одну девочку. Но в Бельгии это возможно сделать только поэтапно.

    Как выяснилось, поэтапное усыновление – не единственная особенность бельгийского законодательства. Оказывается, будущие усыновители – граждане Бельгии – не имеют права… искать «своих» детей. То есть, взять можно только того ребенка, которого тебе предложат. И никак иначе. Эта новость стала для Татьяны настоящим ударом.
     Однако она продолжала собирать документы. Супруги рассчитывали, что уложатся в год. Но, как потом выяснилось, этот прогноз был слишком оптимистичным.
 

Татьяна: Собственно говоря, мы были готовы к той мысли, что наша процедура затянется действительно на долгое время. И что, возможно, за это время для Филиппа найдутся родители, россияне, и заберут мальчика. Это, конечно, было бы тяжело морально, но мы прекрасно понимали, что для ребенка так будет лучше! Здесь речь уже не идет о чувствах взрослых, речь идет о благе ребенка. И было вполне ясно, что чем быстрее ребенок попадет в семью, тем для него будет лучше. А будем это мы или будут  другие родители – в конечном итоге для него это неважно, лишь бы ребенок попал как можно быстрее в семью, ушел из казенного заведения.


     С «казенным заведением» связь у Татьяны не прерывалась. Точнее, с российскими волонтерами, создавшими в Интернете сайт седьмого дома ребенка. Очень скоро Татьяна и сама занялась волонтерством.
 

Татьяна: …Я попала на канадский сайт, с которого получила очень много информации. Собственно говоря, я нашла, возможно, бесценный для наших людей документ. Это выписка-памятка для детских садов и школ, которая информирует учителей и родителей о том, что ВИЧ в быту не опасен, о том, что не нужно бояться ВИЧ-инфицированного ребенка, который сидит рядом со здоровым ребенком. Они могут есть из одной тарелки, они могут есть даже одной ложкой, ничего не случится. Инфекция ни в коем случае не перейдет. И даже если капелька крови капнула, и другой ребенок размазал пальчиком эту кровь, то он тоже от этого не заразится. Нужно делать переливание крови в очень больших количествах, чтобы действительно получить вирус. Я занялась переводом. Перевела сначала этот документ, потом несколько статей канадских психологов об опыте родителей, у которых росли ВИЧ-инфицированные дети. С тех пор я начала регулярно переводить, как волонтер, и выкладывать эти статьи на форуме ДР7.

     Тем временем Филиппа уже перевели в детский дом.
 

Татьяна: …Я послушала передачу и почитала отчет «Детского вопроса» о посещении детского дома № 48. И поняла, что не смогу просто забыть этого мальчика, не смогу до тех пор, пока он не будет в семье.


     В декабре 2007 года Татьяна позвонила нам в первый раз. И начала с извинений.
 

Татьяна: Понимаю, что, во-первых, я не одна, а во-вторых… Ну, здесь все, вместе…
Корр.: Татьяна, я хочу вам сказать: вы – одна… Вот на самом деле для нас сейчас вы одна. Потому что, во-первых, речь идет о нашем любимце, замечательном мальчике…
Татьяна: Надо же (с улыбкой), как у нас вкусы совпали…
Корр.: Да.
Татьяна: Я его когда увидела, сразу, в принципе, поняла… Я уж старалась, понимаете, не влюбляться – держаться… Потому что это достаточно драматично… Вы знаете, наверное, это чувство: когда ребенка забирают… Ты его хотел взять, а не успеваешь…Но вместе с тем… Конечно, мы бы были счастливы, если бы он попал в семью. Но… (смущенно) этот ребенок – да, это наша любовь…

     Еще тогда, в конце 2007-го, Татьяна была уверена: ждать осталось совсем немного.
 

Татьяна: Остается только надеяться на то, что достаточно скоро, наконец, я уже сдвину этих бюрократов… Вот потихонечку они уже поддаются… Я была готова уже на все… И платить направо-налево, и падать на колени – все что угодно… Чтоб меня, наконец, уже пустили к моему ребенку… Вы, наверное, не пойдете в детдом больше пока, да?
Корр.: Ну, посмотрим… Может быть…
Татьяна: Если будете… Господи! Хоть мысленно (со слезами) поцелуйте моего мальчика…


Глава 2. Московские рубежи

1. Татьяна

     После того телефонного разговора прошло еще почти два года. Трудно перечислить все бюрократические преграды, которые пришлось преодолеть Татьяне и Этьену у себя дома, в Бельгии. Но они не сдавались. И мы, как могли, их поддерживали. В основном, конечно, морально. По телефону.
 

Корр.: Ну досье у вас полностью готово, да?
Татьяна: Да-да, полностью готово все – от и до. То, что надо и то, что не надо… Там 33 психологических отчета о нас… Бог знает что! Не хватает, наверно, только анализов моей прабабушки…Так что мы, в общем-то, наготове. Наша эпопея уже длится…
Корр.:три года…
Татьяна: Побила все рекорды. Уже можно было родить, несколько раз…

     Этот разговор состоялся в августе 2009-го. А в октябре Татьяна, Этьен и Сара смогли, наконец, приехать в Москву. По сути, начинался новый этап в их долгой борьбе за «своего» ребенка.
 

Татьяна: Мы, собственно говоря, сейчас нацелены пока на первый этап, который самый трудный. Это подача документов. Это получение кандидатуры ребенка, и это передача нашего досье в суд…

     Понятно, что самым главным на этом этапе был пункт «получение кандидатуры ребенка». Потому что, напомню, предложить супругам могли любого малыша примерно того же возраста, что и Филипп. И мальчика, и девочку…
 

Корр.: Татьяна, вот хочу спросить: ну а… вдруг не Филипп?
Татьяна: Стопроцентной уверенности нет никогда. Очень хотелось Филиппа, но… Эти три года я морально была готова к тому, что ребенка заберут… Мы решили, что тогда пожелаем ему счастья… Конечно, это кусочек нашего сердца, который с ним уйдет… Но это для блага ребенка.
Корр.: Ну да.
Татьяна: То есть, мы, взрослые люди, переработаем свои эмоции. Да и Саре мы все время повторяли, что это может быть не Филипп, она сейчас так и говорит: братик или сестричка… На всякий случай мы ее подготовили… Но… самое обидное, конечно, будет, если мальчик останется все в том же детдоме, а мы уедем с другим ребенком. Вот этого, наверное, я не смогу понять. А что касается нашей моральной подготовки… Ну что? Без ребенка мы все равно не уедем. В крайнем случае, мы заберем кого-нибудь другого… Но, как говорится, надежда умирает последней. Мы очень надеемся на то, что все эти годы не прошли, как говорится, даром, и мы заберем того, на кого рассчитывали…

     Этот разговор состоялся накануне визита супругов на Шаболовку, к региональному оператору московского банка данных о детях-сиротах. Именно там Татьяне и Этьену должны были предложить «кандидатуру ребенка». Признаться, мы волновались не меньше наших героев: как пройдет этот визит?.. На Шаболовку мы отправились вместе с супругами.
      Сначала Татьяна и Этьен представили свои документы. Затем одна из сотрудниц протянула им анкету ребенка… От волнения у Татьяны перехватило дыхание. Потом она произнесла:
 

Татьяна: Этого мальчика мы видели среди детей, которым  помогали… Его зовут… Филипп.
Сотрудница: Угу.
Другая сотрудница: Поэтому, если вы с ним заочно уже знакомы…
Татьяна: Заочно – да. Да.
Другая сотрудница: Вы в своем решении уже определились?
Татьяна: Да, мы с удовольствием, конечно…
(Переводчица говорит что-то Этьену по-французски, называет имя Филиппа).
Татьяна: У нас все так серьезно, так серьезно…Три года готовились…
Сара (поправляет): Четыре.
Татьяна: Ну, морально мы готовились четыре. Ты права… Помнишь Филю? Ты помнишь, мы его видели среди других деток? Помнишь, нам писали, какой он фантазер?..
(Сара что-то тихо отвечает, кивает головой)
Сотрудница: Направление у нас будет готово… (обращается к другой сотруднице) Во сколько примерно?
Другая сотрудница: К вечеру.
Сотрудница:Только к вечеру.
Татьяна: Ничего, мы приедем. Спасибо вам огромное…

     Мы вышли на улицу...

 

Корр.: Ну что? Какие чувства?
Татьяна: Мне так хотелось прыгнуть с места и пойти целовать этих дам… Что я… еле… (пытается подобрать слова)
Корр.:
…Еле сдержалась. Да?
Татьяна: Да-да.

 

2. Филипп

     Конечно, Филипп не знал, что все эти годы далеко-далеко, в другой стране, кто-то был обеспокоен его судьбой, делал все возможное (и даже невозможное), чтобы когда-нибудь с ним встретиться.
     И вот это «когда-нибудь» наступило, а Филя… нисколько не удивился.
 

Татьяна (выбежавшему навстречу Филе): Привет!.. Ух ты! А это что, твое любимое животное, да?
Филипп: А это гепард.
Татьяна: Правильно – гепард…
Филипп: А это слон черный.
Татьяна: Это слон черный…(переводит Этьену, потом объясняет Филиппу). Этот дядя не понимает русского, поэтому я ему буду говорить по-французски, ладно?
(Гости заглядывают в игровую комнату)
Татьяна (восхищенно): О-о!..
Воспитательница (Филиппу): Проходи, покажи, как ты живешь… Расскажи все нам… (гостям) Проходите, пожалуйста…
Татьяна: Ты нам расскажешь, покажешь, да? Давай мы с тобой познакомимся…
Филипп (перебивает): Я вам сейчас еще одну игрушку принесу (убегает).
Татьяна (вслед): Ну какой ты молодец! Сейчас мы пройдем…
Воспитательница: Да, проходите-проходите…
Филипп (возвращается с новой игрушкой в руке): Во!
Корр.: Ух ты!..
Этьен: М-м-м…
Воспитательница (Филиппу): Кто это? Рассказывай, кто это…
Филипп: Крокодил.
Татьяна: Это крокодил!.. (снова переводит Этьену, потом поворачивается к Филиппу) Ты посмотри, какой у него рот… А где у него зубки-то, а?
Филипп (показывает): Вот у него зубки…
Татьяна: А ты видел живого крокодила?
Филипп: Живого – да. Когда мы… ходили в зоопарк.
Татьяна: Вот здорово! (Переводит Этьену)
Филипп: Когда мы пошли туда, я в воде видел, что там лежит крокодил. Большой.
Татьяна: Филь, а как ты думаешь – крокодил чистит зубы?
Филипп: Но у него же лапы… вот такие… (показывает)
Воспитательница (подсказывает): Короткие.
Татьяна: Ну конечно! Лапами ему не получится зубы чистить…
Воспитательница (подсказывает): Помнишь про птичку, которая…
Филипп (не дослушав): Потому что у него рот большой…
Татьяна: Ага.
Филипп (продолжает): Он голову не сможет… наклонить.
Татьяна: Не сможет. Он сможет только раскрыть пасть, да? А потом прилетят птички и будут чистить ему зубы.
Филипп (перекрикивая Татьяну): Они… Они будут ему клювиком… клювиком…
Татьяна: Угу… (переводит Этьену, что сказал Филипп) Правильно.
Филипп: А потом… А потом будут прыгать ему вот сюда… И почистют там. Потом вот сюда почистют...
Татьяна: Филь, ну с крокодилом-то все ясно. А тебе кто зубы чистит? Птички тоже?

 

Филипп: Нет! У меня же руки большие… Я…
Татьяна: Правильно.
Филипп: Я сам подхожу к своему шкафу и беру пасту и щетку.
(Татьяна переводит).
Татьяна: И сам чистишь?
Филипп: Да! Я сам чистил…
Татьяна: Ну ты молодец.
Филипп: У дракона тоже есть такие зубы…
Татьяна: Есть.
Филипп: Только у него крылья и лапы… (переключаясь на другую тему) Вас тут четыре.
Сара (разглядывая дракона): Смотри, он танцует…
Татьяна: Нас тут четыре? Ты уверен?
Филипп: Да! Вот (показывает) один, два, три, четыре…
Татьяна: Правильно. А еще?
Сара: А с тобой?
Филипп: А я… Думаю, что… один.

     К тому, что он всегда один, Филя, кажется, почти привык. Но на контакт, как видим, пошел сразу. Это удивило всех, кто присутствовал на той долгожданной встрече. Даже Татьяну. 
 

Татьяна: Такая реакция – больше чем сюрприз для нас… Очень приятный сюрприз… Очень трудно было расставаться даже первый раз… настолько этот мальчик потрясает своей контактностью и своим богатым миром, воображением. Действительно, тянешься к нему, тянешься к этому общению.
Корр.: То есть, уже чувства какие-то возникли?
Татьяна: Наверно (смущенно улыбается). Я думаю, что да… В любом случае, мы с нетерпением будем ждать завтрашнего дня…
Корр.: А хотелось его прижать?
Татьяна: Очень хотелось! Как-то мы с ним уже сроднились…

 

     Наверное, нечто подобное испытывал после этой встречи и Филипп… Уже на следующий день Татьяна, только что вышедшая из детского дома, рассказывала нам по телефону:
 

Татьяна: Он сегодня задал этот вопрос. Возвращается с ужина и говорит: «А вы меня правда заберете?» Я говорю: «Конечно, Филечка, мы тебя заберем…» – «А домой заберете?» Я говорю: «Конечно, ты домой с нами поедешь». Он говорит: «А когда?» Я говорю: «Это сразу не получится». Говорю: «Там, понимаешь, очень много нужно бумажек всяких… Но ты будешь ждать, и все у нас получится… Только нужно обязательно ждать. И верить». Он говорит: «Ну хорошо». Так по-взрослому…

 

 

     Обещая Филиппу увезти его домой, Татьяна очень боялась, что в силу разных причин не сможет выполнить это обещание. А причины были. И очень серьезные. Во-первых, кандидатуру Филиппа еще не утвердили бельгийские чиновники (а это обязательная процедура). Во-вторых, дело об усыновлении Филиппа должен был рассмотреть российский суд. Так что неожиданностей можно было ждать по обе стороны границы…

 

 
Часть 2
Долгая дорога домой

 

Глава 3. «Зеленый коридор»

 

1. Филипп

 

     Буквально за сутки до дня рождения Филиппа Татьяна, Этьен и Сара были вынуждены уехать домой, в Бельгию. А Филя остался в Москве. Взрослые очень переживали, что не могут задержаться на день-другой и поздравить мальчика. Мы предложили сделать это за них и 10 ноября поехали в детский дом, чтобы вручить подарки «от папы с мамой и Сары». Отправив в Бельгию свой фотоотчет, мы туда еще и позвонили.
 

(Трубку снимает Сара):

 Корр.: Сара?
Сара: Да.
Корр.: Привет!
Сара (немного удивленно): Привет!
Корр.: Это тетя Оля.
Сара (радостно): А, привет!
Корр.: Как ты живешь?
Сара: Хорошо! Мы смотрим фотографии Фили, которые вы прислали.
Корр
.: Он какой-то там грустный, правда?
Сара: Угу.
Корр.: Ты соскучилась по Филе?
Сара: Да.
Татьяна (слышно издалека): Давай тетю Олю.
Сара: Моя мама хочет с вами говорить!
Корр.: Да, я уже слышу.
Татьяна (берет трубку): Оля, здравствуйте!
Корр.: Да, здравствуйте, Таня!
Татьяна: Ну как вы сходили?
Корр.: Сегодня воспитательница была как раз та, молодая.
Татьяна: Она очень хорошая!
Корр.: Да, это видно… Я зашла сначала в предбанник. Она говорит: «Вы только разуйтесь, пожалуйста». Я сказала: «Конечно-конечно». Слышу – голос Филин, дети играют. И я тихонько заглянула. Воспитательница говорит: «Вы заходите, заходите!». Я зашла в игровую комнату. Филя ко мне подбежал, радостно сказал: «Здравствуйте!» и побежал туда, в предбанник. (общий смех) А потом возвращается и спрашивает: «А где остальные?».
Татьяна: Он, наверное, рассчитывал еще нас там увидеть…
Корр.: Ну да! Я зашла – значит, вы за мной следом. (смеется)
Татьяна: Ну да, логично… (изменившимся голосом) Бедный мальчишка, а?
Корр.: Да-а. И второе еще было расстройство… Воспитательница говорит: «Пожалуйста-пожалуйста, проходите, но скоро надо будет идти обедать». Я говорю: «Тут же всё быстро, просто вот подарки передам, я обещала». Начала ему подарки дарить – пока коробки открывали, пока… Он уж очень хотел этих обезьянок открыть! А воспитательница ему говорит: «Филя, нам уже надо идти обедать. Давай мы пообедаем, поспим, и потом ты будешь играть игрушками». Ну, естественно, ребенку-то быстрее хочется! Это понятно.
Татьяна: Ну конечно, он расстроился – незадача!
Корр.: Ну да. (смеется) Ладно, слава богу, я ему принесла еще собачку от нас.
Татьяна: Ну да, от «Детского вопроса».
Корр.: Он вцепился в эту собачку, которую собирать не надо – она уже в собранном виде. (смеется)
Татьяна: Ну, хоть это! Хоть что-то от подарков! А то «подожди да подожди».
Корр.: Конечно, ребенку обидно. Да, я принесла конфет, карамельки. Это, говорю, воспитательница вам даст, опять же, после тихого часа. (смеется) Или после обеда. Но сейчас, перед обедом, нельзя. (смеются вдвоем) В общем, ничего нельзя! Кучу надарили – ну, вы там видели же, целый стол!
Татьяна: Да-да! Я уж видела тот стол. Эти игры там полуоткрытые…
Корр.: Да, да. А ничего трогать нельзя!
Корр. (одновременно с Татьяной): Ничего не дают…
Татьяна: …сказали, всё потом-потом. Ладно, хоть собаку не отняли. (вдвоем смеются)
Корр.: Ну да.
Татьяна: Оль, спасибо большое, я рада! Ну, немножко расстроился. Но ничего страшного! Главное – что все-таки поздравили его, и он знает, что у него день рождения.
Корр.: Ну да, я ему даже сказала: «Пингвинчиков тебе мама прислала, а обезьянок – папа». Так я решила. (смеется)
Татьяна: Ну, вот и отлично. Пусть он знает, что о нем думают, о нем не забыли и к нему придут.

      И Филя терпеливо ждал, ждал, когда «придут». Однако через месяц после дня рождения, в декабре, терпение у него, видимо, стало заканчиваться. Это заметила женщина, которая посещала в детском доме другого мальчика и регулярно передавала в Бельгию информацию о Филиппе.
 

Татьяна: Я сегодня уплакалась… Маринкино письмо получила…
Корр.: Да-а.
Татьяна (продолжает): …Она мне как написала… про ребенка. Ребенок вообще, говорит, скукожился, скрючился… когда она ему сказала про Сару и про маму. И сказал, что не помнит… вообще никого. А потом, говорит, слез с колен и пошел. Но она его остановила, говорит: «Давай я тебе что-то смешное расскажу… Хочешь, рассмешу?» Он говорит: «Ну, рассмешите…» Она говорит: «А Вова влюбился в Сару…» Он посмотрел на нее так странно и говорит: «Это совсем не смешно». Повернулся и ушел от нее… И такой гру-устный-грустный. Вот. Так что… (тяжело вздыхает) прямо… нехорошо мне стало, как я прочитала… И бог его знает, что в его бедной головенке там происходит…
Корр.: Да…
Татьяна: Что он не мог нас забыть – это совершенно точно.
Корр.: Да, конечно, не забыл, нет. Он скорее, может быть, обиделся…
Татьяна (продолжает): Просто не хочет говорить, потому что боится – а вдруг бросили...
Корр.: Или обиделся…
Татьяна (продолжает): …Вдруг не… (замолкает на полуслове)
Корр.: Такое тоже может быть…
Татьяна: Да, да… Вдруг не приедут…

      Чтобы как-то поддержать упавшего духом Филю, мы снова отправились в детский дом. Естественно, не с пустыми руками…
 

 Корр.: Привет! (целует Фильку) Ты меня узнал, что ли?.. Нет? Не узнал?
Филя (протягивает игрушку): Смотри!
Корр: Ух ты! Какой заяц… А я тебе тоже что-то принесла!
Филя: Что?
Корр.: Хочешь посмотреть?
Филя: Хочу!
Корр.: Сейчас покажу тебе. (шуршит пакетом, достает мыльные пузыри) Всем деткам сейчас раздашь. Ты любишь мыльные пузыри?
Филя: Угу.
Корр.: Держи! Выбирай, какой себе возьмешь.
Филя: Сейчас я всем раздам пузыри!
Корр. (одновременно с Филей): Конечно! Вас сколько сейчас?
Филя: Четыре.
Корр.: Четыре? Ну, тогда всем хватит. (снова заглядывает в пакет) А еще тебе прислали… Ты маму-то помнишь? (Филя молчит) Маму-то помнишь?..
Филя (помолчав): А как ее зовут?
Корр.: Таня.
Филя: Таня?
Корр.: Да… (Филя снова замолкает) Помнишь? (Филя продолжает молчать) А? (Филя неуверенно угукает) Филя, помнишь?
Филя (уже увереннее): Да-а.
Корр.: И Сару помнишь, да? (снова шуршит пакетом) Иди, я тебе покажу, что они еще тебе прислали. Садись.
Филя: Что?
Корр.: А я тебе расскажу сейчас, что это такое. Садись сюда, со мной! Смотри, это называется календарь. (достает и показывает Филиппу) Смотри. Ну-ка, ты тут никого не узнаешь? (показывает фотографии Татьяны, Этьена и Сары с Филей на календаре) Вот тут.
Филя: Ого! (начинает рассматривать)
Корр.: Кого узнаешь-то здесь, а? (Филя молча рассматривает фотографии, корр. посмеивается) Кого узнаешь? (Филипп молчит) Никого не узнаешь, что ли?.. А?.. (Филя продолжает молча рассматривать календарь) Ну, Филиппа, наверное, узнаешь? (Филя молча кивает) Да? А еще кого видишь здесь? А, Филь! Кого тут узнал?
Филя: Маму.
Корр.: Маму, правильно! А еще кто есть?
Филя: Сара.
Корр.: Сара. А еще?
Филя: Еще… э-э… игрушки.
Корр.: Игрушки знакомые, да? (Филя кивает) А папа где?
Филя: Папа?
Корр.: Да-а.
Филя: Э-э-э… (ненадолго задумывается)
Корр.: Присмотрись!
Филя (показывает на фото): Папа вот.
Корр.: Во-от! Правильно, папа. А мама еще на каких тут есть фотографиях? А?
Филя (показывает после паузы): Еще на этих.
Корр.: Да-а. Филю держит, да? Помнишь, как она приходила в гости?
Филя (тихо): У-гу.
Корр.: А еще… Это еще не всё! Вот смотри. Ты считать умеешь?
Филя: Считать?
Корр.: Да.
Филя: Угу.
Корр.: Умеешь?
Филя: Один, два, три, четыре, пять, шесть… Шесть!
Корр.: А-а, молодец! Хорошо считаешь. А тут вот, видишь, еще циферки написаны. Видишь? Как тебе объяснить?.. Вот каждая цифра – это день. Вот, «декабрь» написано здесь. Первое декабря, второе, третье, четвертое… Сегодня пятое!
Филя (перебивает): Ага! Пятое декабря.
Корр.: Да. А мама с папой приедут двадцать первого. Вот, смотри. Видишь – красненькое?
Филя: Угу!
Корр.: Если ты будешь каждый день вечером ложиться спать и зачеркивать один день… Вот так. Ну, как здесь. (показывает на уже зачеркнутые даты)
Филя: Угу.
Корр.: Когда вот ты сюда дойдешь – на следующий день приедут мама с папой! Будешь зачеркивать?
Филя: Угу.
Корр. (прижав мальчика, тихо): Ну, ты маму-то ждешь, да? (Филя кивает) Долго они не едут, да? Заждался, наверное, уже, Филь? (Филя молчит) Да, Филь?(Филя молча кивает)

   

  Календарь с фотографиями Филиппа и его будущей семьи стал для мальчика не единственным сюрпризом. В тот вечер по  мобильному телефону Филька смог поговорить со всеми членами бельгийского семейства. Так что когда мы уходили, настроение у Филиппа было уже совсем другое.

  
 

 

2. Татьяна

     Ждать Филиппу оставалось недолго. Спустя три недели Татьяна, Этьен и Сара снова приехали в Москву. Первым делом, конечно, они побежали в детский дом.
 

Корр. (Филиппу): Ну иди!.. (Татьяне) Целуйтесь, обнимайтесь!
Татьяна: Идем! Идем! (смеется) Ну? Дождался?
Воспитательница: Да-а.
Татьяна (прижимая Филиппа): Дождался?
Воспитательница: Мы ждали вас, знаете, когда? Завтра. (Татьяна смеется)
Татьяна: Ну, мы решили ему сюрприз сделать.
Воспитательница: Ну, и хорошо! Молодцы! (все радостно смеются)
Воспитательница: Завтра вы придете, да?
Татьяна: Да, завтра мы после суда придем…

     В Московском городском суде, где слушалось дело об усыновлении Филиппа, все, кто пришел в зал заседаний, очень волновались. Опросив Татьяну, судья начала задавать вопросы Этьену.
 

Судья: У вас есть дети?
(Переводчица переводит).
Этьен: Да.
Судья: Сара…
Этьен: Сара…
Этьен (через переводчицу): Это наша общая дочь…
Судья: …и Антон.
Этьен: Это сын от первого брака Татьяны…
Судья: Скажите, а почему вы приняли такое решение об усыновлении?
Этьен: Ну, во-первых, Таня очень давно интересовалась этим вопросом и увлекла меня… Она перевела очень много статей, касающихся этой темы… Мы постоянно в семье об этом говорили, эта тема была на слуху… И как-то постепенно пришли к решению, что неплохо бы и самим сделать этот шаг.
Судья: А мальчик вам понравился?
Этьен: Да.
Судья: Вы не боитесь того диагноза, который ему установлен?
Этьен: Нет. Мы уже поговорили об этом с докторами, специалистами в этой области… в Бельгии, предварительно… И нам объяснили, какие меры предосторожности – что касается остальных детей… И, собственно, я не вижу в этом проблемы…

     Волнение присутствующих достигло апогея, когда судья удалилась, чтобы вынести решение по этому делу. Казалось, время замерло… Наконец, двери распахнулись…
 

(Входит судья, все встают)

Судья: Решение. Именем Российской Федерации… 21-го декабря 2009 года Московский городской суд в составе (идет перечисление должностей и фамилий), рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению граждан Бельгии, супругов (фамилия) Этьен-Дислен-Жозеф-Антуан и (фамилия) Татьяна об усыновлении несовершеннолетнего (фамилия) Филиппа Федоровича, 10 ноября 2003 года рождения, руководствуясь статьями 193-й, 199-й Гражданского процессуального кодекса РФ, решил: заявление удовлетворить. Решение может быть обжаловано в Верховный суд Российской Федерации через Московский городской суд в течение 10 дней с момента составления мотивированного решения. Председательствующий. Подпись…
Решение всем понятно?.. Понятно… (обращаясь к супругам) Поздравляю вас!.. Судебное заседание объявляется закрытым.
Корр. (пожимая руку Этьену): Поздравляю!
Этьен (по-русски): Спасибо!
Корр. (Татьяне): Ну как? Какие ощущения?
Татьяна (взволнованно): Ой, Оля!.. Это невозможно рассказать в двух словах… Это поток эмоций, конечно…
Корр. (перебивает): Но вы счастливы?
Татьяна (очень серьезно): Конечно! Конечно!..


3. Филипп и Татьяна

     Уже там, на суде, выяснилось, что решение вступит в силу только после новогодних праздников, 11-го января. Поэтому новоиспеченным родителям Филиппа вновь пришлось уехать домой без сына. А Филька терпеливо ждал. И дождался!
 

Филя (радостно): Пока! Пока, Сурен! Я уезжаю! Пока.
Корр.: Всё, попрощался?
Филя: Да, попрощался!
Корр.: Стасику помаши рукой!
Филя (машет всем рукой): Пока-пока!
Воспитательница: Удачи тебе! Пока! Расти здоровым и счастливым.
Татьяна (выходя с сыном на улицу): Над тобой аист пролетел!
Корр.: День аиста у вас сегодня.
Филя: До свидания, Лариса Владимировна!
Воспитательница: Всё, пошел, да? Ну, счастливо тебе! Будь умницей.
Татьяна: Счастливо! Спасибо вам огромное!
Корр.: Ну, что? Свершилось?
Татьяна: Свершилось, Оль.
Филя (всем встречным): Я ухожу!
Воспитатель: Совсем?
Татьяна и корр. (хором): Совсем!
Воспитатели (наперебой): Ну, удачи тебе! Давай! Слушайся! Мы тебя будем помнить и любить. И ты нас помни! Приезжай в гости. Обязательно! Живи дружно со всеми в семье! И чтоб у тебя хорошая была жизнь!
Татьяна: Всё будет хорошо. Спасибо вам большое! До свидания!
Корр.: Спасибо, до свидания!
Филя: До свидания!



Глава 4. По ту сторону границы

1. Татьяна и Филипп

     Конечно, мы не могли вот так, сразу, расстаться с Филиппом и его новой семьей. Уже через три дня после их отъезда мы позвонили в Бельгию.
 

Корр.: Здравствуйте!
Этьен (говорит по-французски): Але! (в сторону) Таня! «Радио России».
Татьяна: Але! Здравствуйте, Оля! А, вот Сара уже увидела, обрадовалась. Сейчас Сара берет трубку.
Сара: Але! Привет!
Корр.: Привет, Сара! А как вы там с Филей живете?
Сара: Хорошо! Мы в «нави» играем. «Нави» – это игра такая, виртуальные гонки!
Корр.: Вы там с ним не ссоритесь?
Сара: М-м-м… Иногда.
Корр.: Ну, вот! Ты его так ждала… (Сара смущенно хихикает)
Сара: Он хочет тоже с вами поговорить! Сейчас дам.
Филя: Але! Привет! Здравствуйте, тетя Оля!
Корр.: Здравствуй, Филя! Расскажи мне, как ты там живешь?
Филя: Хорошо! Мы уже в Бельгии!
Корр.: А какой у вас дом? Большой?
Филя: Э-э-э… Немного большой.
Корр.: Ты там какое-нибудь французское слово уже выучил? Хоть одно?
Филя: (считает по-французски от 1 до 5) Вот я как выучил!
Корр.: Это ты уже считаешь до пяти, да?
Филя: Да! Папа научил!
Корр.: А как вы с Сарой играете?
Филя: Мы хорошо играем. Мы только что играли. И Антон со мной играл. Это мой старший брат. Он меня учил машинку поворачивать.
Корр.: Ну, там весело у вас, да?
Филя: Угу.
Корр.: Не скучаешь ты?
Филя: По детскому дому – нет!
Татьяна (берет трубку): Ну, давай. Теперь мамина очередь! (корреспонденту) Ну, ничего сложного. Все постепенно привыкают, потому что, конечно, новый член семьи… Ну, нам, родителям, проще. Старшему, Антону – тоже. Только вот Сара переживает сейчас момент действительно адаптации. Всё это, конечно, пройдет, просто нужно время. Меня очень радует, что Филя активно общается с папой. Филя идет и просто с ним говорит по-русски, а тот просто с ним по-французски. (смеется) Это очень забавно вообще слушать! Этьен уже научил его паре фраз… Он доволен, конечно, ведет себя не скованно, спокойно. Несмотря на языковой барьер, не замыкается, активно общается со всеми, тянется ко всем. В этом смысле всё нормально.
Корр.: Ну, ладно. Я вас больше не отвлекаю от детей. А то что-то я заговорила вас…
Татьяна: Нет-нет, ничего! Филя мирно возлежит на мне со своим любимым драконом, Сара наворачивает круги вокруг (слышно Сару: «Передай привет от меня!», корр. смеется) Сара кричит, слышите? «Передай привет от меня».
Корр. (смеется): Да, спасибо! Этьену привет большой!
Татьяна: Спасибо большое, Оля! Мы с вами остаемся на связи. Очень надеюсь скоро увидеться. До свидания!

   

 

 2. Филипп и Татьяна

     Встреча действительно состоялась. Прошлым летом Ирина Поварова навестила нашего подопечного.
 

Корр.: Привет, Филипп!
Филя: Здрасьте.
Корр.: Ну, что? Пойдем в дом?
Филя: Угу.
Корр.: Приглашай! Ты ж у нас хозяин, а мы гости.
Татьяна: Ирин! Посмотри на его цвет лица! Перестал быть бледной поганкой!
Корр.: О, загорел! Загорел! (смех)
Татьяна: Помнишь, какой он был тогда? Тощий, бледный… (обращается ко всем гостям) Ребята, заходите! (шум, все входят в дом) Предлагаю в первую очередь покормить детей и отправить их гулять…
 

     Пока дети подкреплялись, Ирине удалось поговорить с хозяйкой дома – Татьяной. Конечно, больше всего нас интересовало, как Филипп влился в семью. Была ли адаптация?
 

Татьяна: Когда ребенок попадает в семью, тем более в таком интересном возрасте (почти в семь лет), понятно, что какая-то адаптация всё равно будет. У всех практически. Страшная адаптация накрыла Сару – буквально день на третий, на четвертый. Началась просто жуткая ревность: «Нет, он мне мешает! Он ворочается! Он берет мои игрушки!» Всё, что он делал, ее бесило невозможно. Постарались их максимально разделить. Старались Филе внушить, что она старшая сестра, что старшую сестру надо слушать! А Саре одновременно говорилось, что нужно уметь делиться, не поддаваться эмоциям. Нельзя за месяц научить ребенка жить в семье, если он никогда не знал, что это такое. Ну, как-то три месяца мы перетерпели – это была вообще жуть! На текущий момент у нас ревность сохраняется где-то как-то, но, по крайней мере, это уже не 24 часа в сутки, только периодами. Это уже большая победа!
Корр.: А Антон как принял?
Татьяна: Абсолютно нормально. Он и хотел брата. Но Антон – уже большой, самостоятельный человек. Антону 23 года, будет 24. Учится он в университете очень хорошо и много. Подработки у него бывают разные. И когда он работает всю ночь, то позволяет себе утром поспать иногда до обеда. И, конечно, как все, не любит, чтоб его в это время беспокоили. Вот это-то мы и пытаемся донести до нашего мальчика Фили: что когда кто-то спит, всё-таки не нужно кричать, топать и бегать. Ну-у-у, есть надежда, что через несколько лет он освоит это. (смеется) У папы у нас тоже, в общем-то, адаптация, потому что ребенок не говорит на его языке. И папу это, конечно, немного раздражает… Отдельные фразы, конечно, у Фили выскакивают. Он вполне в состоянии ответить, если нужно, понимает речь. Но по каким-то причинам еще не хочет говорить.
Корр.: Ему сложно! Столько информации и еще язык…
Татьяна: Скорее всего, тормозит еще то, что в семье говорят по-русски. Вроде бы он запоминает слова, тем не менее, по сто раз меня спрашивает, что это слово обозначает. Попугайчик! Попугайные вопросы. То есть уже 20 раз спрашивал, получил на это ответ, и всё равно задает этот вопрос. Типа «зачем нужен телефон?».
Корр.: Этот этап, видимо, у него был пропущен. И он сейчас наверстывает…
Татьяна: Да-да-да! Видимо, он в какой-то степени восполняет все эти пробелы. Потому что сначала он просил, чтобы его носили как лялечку. Где-то месяц я заворачивала его в одеяло, носила, укачивала и так далее. Но мальчик стал много кушать, мальчик стал поправляться, и ручки стали отваливаться! Вот. Этот этап мы прошли. Потом начался этап почемучки где-то на уровне двух-трех лет: «А почему небо синее? А почему трава зеленая?» У нас было два месяца, когда он нас доставал такими вопросами! (смеется) Видимо, так и есть, что он проходит по очереди все эти этапы, потому что реально по развитию он не соответствует, конечно, шести с половиной годам. Он полностью откатился в детство. В то самое детство, которого у него не было.
То же самое – развитие в социальной сфере. Филипп открывал с удивлением всю семейную жизнь. Особый интерес для него представляла всегда кухня: все время крутился у меня под ногами, смотрел, что я делаю. Он никогда не видел, как готовится еда. Ведь они в детском доме приходили в столовую, и там были накрытые столы. А тут вдруг Филя увидел, что еда-то, оказывается, готовится! И более того, за этой едой еще иногда нужно ездить в магазины!
Корр.: А вот с его диагнозом… Ему здесь какое-то лечение назначили, да?
Татьяна: Да-да. Как только мы приехали, мы сразу же позвонили будущему ведущему врачу. По результатам анализов она сказала, что это вполне европейский уровень, что та терапия, которую ему назначили в Москве, была и остается эффективной для него. То есть ему были выписаны те же самые лекарства, разве что поновее.
Корр.: А как окружение приняло Филиппа? Семья, знакомые, родственники?
Татьяна: Очень хорошо! Бабушка его любит, без ума от него! Очень охотно с ним возится, ездит с ним на автобусе гулять в парк, они там кормят лебедей-уток. Бабушка покупает ему пирожное, мороженое, конфеты… То есть, для бабушки он точно такой же внук, и она никогда не делала разницы вообще между внуками.

    Пока шел этот разговор, Филипп, на правах хозяина, показывал гостям свои владения – двор и сад.
 

Филя: Это мой мотоцикл! А это Сара сделала чучелу, чтоб птиц напугать! Смотри, это лягушка! Лошадки у нас. Рамбо – он белый, а Боня черный. Рамбо жадный: хочет, чтоб всё было не Боне, а ему.
     Осторожно, тут грязь! (снимает сандалии) Это мы, Сара и я, играли со шлангом. Два раза играли! Это батут! Знаешь, как на нем прыгать?(начинает прыгать на батуте) Вот так! Если бы еще взрослые попрыгали, то сломали бы батут!

     Но проверять батут на прочность взрослым было уже некогда – пришло время уезжать.
 

Этьен (по-русски, по-французски и по-фламандски): Пока! Пока!
Татьяна: Привет там огромный всем!
Сара: Я не знаю, что сказать… Передаю привет тете Оле!
Татьяна: (чуть позже) Даст бог, не последний раз видимся. Спасибо большое, что приехали! Очень приятно было всех видеть, конечно. Счастливо!
Корр.: До свиданья!
Сара: Спасибо! До свиданья!
Корр.: Ну, пока, Филя!
Филя: Пока!




ЭПИЛОГ

    Прошло еще полгода. Буквально на днях мы вновь позвонили в Бельгию.
 

Татьяна: Але!
Корр.: Таня?
Татьяна (радостно): Оля? С Новым годом, Оль!
Корр.: Здравствуйте! С Новым годом!.. Таня, вопрос такой: прошел год, да?
Татьяна: Да.
Корр.: И вот уже можно как-то оглянуться…
Татьяна: Можно, Оля... (смеется). Оглядываемся…
Корр.: Вы ведь когда вот эту всю историю-то затевали… Вы же, конечно, не знали чего вам это будет стоить… И вот сейчас, зная все это, вы бы за тем же Филей отправились?
Татьяна (уверенно): Да. Да, Оля. И я поняла это, когда посещала его в детском доме. Я поняла, что все эти три года были не напрасны. Я вообще многое поняла и многое переосмыслила, видя детей, видя их глаза. То есть, пока этого всего не видишь, пока не переступишь порог детского дома, все это остается в теории… Можно туда же приписать пафос и так далее. Но когда переступаешь порог детского дома, когда смотришь в глаза этих детей, когда ты видишь, как они бегут к тебе… Когда тебе нужно отвечать на 10, 15, 20 таких вопросов… от разных детей: «А где же моя мама?», «А вы к кому пришли?», «А за мной когда придут?»… Вы знаете, очень тяжело. Очень тяжело привыкать к этому, если вообще к такому можно привыкнуть...
     То есть, вот тогда я поняла, что все эти три года были не зря. И что, конечно, мы бы еще проделали, наверное, такой же путь… Ну, конечно, невозможно устроить всех детей, это все понятно. Но если мы из системы выдернули одного ребенка… И еще бы с удовольствием взяли бы второго… Это уже тоже очень большое дело…

 

 

Продолжение следует…



 


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru