СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ  |  "Вопрос ребром"

Адаптация : трудности неизбежны.
   
 
Звонок в программу:  

- Около месяца назад  я  стала мамой.  Моей  приемной дочке – больше трех лет.  Сейчас  мне кажется, что это совсем другой ребенок, она не похожа на  ту девочку, которую я навещала в Доме ребенка.   Она изменилась, наверное,  сразу после того,  как я привезла ее домой.  Я не могу описать  то,  как она стала себя вести.  Я не ожидала этого.  Я боюсь, что  просто этого не выдержу.  Из-за ее поведения  меняется мое отношение к ней.  И  этого я тоже очень боюсь.  Что мне делать?  Неужели  все  приемные родители проходят через такие испытания?   

  
    Что происходит с маленьким человечком,  когда он из казенного сиротского учреждения попадает в дом, в семью?  Почему он вдруг начинает странно и непредсказуемо себя вести?   Какие ошибки  допускают взрослые  в этот сложный для всей семьи период?  Действительно ли  так уж неизбежны «адаптация» ребенка и его новых родителей?  Сегодня мы начинаем искать ответы  на эти, совсем не детские,  вопросы… 
    Мы благодарны приемным мамам за то, что они  поделились с нами теми переживаниями, о которых  не принято говорить.  Обычно взрослые охотно рассказывают о  том,  как они нашли своего ребенка,  как готовились  к его появлению дома.  С удовольствием  вспоминают милые, забавные   подробности первых дней, проведенных вместе.  И почти никогда не говорят о том,  что  вслед за  теплыми чувствами  к сыну или дочке  могут прийти другие.  Сложные и противоречивые.  Порой в них  трудно признаться даже самому себе…   
 
    «Пожалуй,  я полюбила ее сразу, как только увидела,  - говорит Нина,  приемная мама трехлетней  Яны.  - Но эта любовь была немножко другая, потому что ребенок  был мне чужой,  чужим был ее запах….  Она мне очень нравилась, но она мне была чужой.
    Нина понимала, что для того, чтобы  ребенок стал родным,  должно пройти время.
 
    Нина:   -   Я читала про адаптацию и знала, что может быть и как может быть. Конечно,  когда читаешь,  думаешь,  вот у других так было,  а у нас так точно не будет,  у  нас все будет замечательно.   Нет, несмотря на то, что я обожаю свою девочку,  трудно было очень.
     У нас был «медовый вечер»  –   это первый день, когда мы приехали.  Все было хорошо, мило и замечательно,  а на следующий день началась адаптация,  вот так сразу.
    Я была вынуждена уйти на работу на следующий день, с работы позвонила, и мои домашние мне сказали, что ребенок ползает по полу, кидается всем на ноги и кусается.  Не воспринимает никакие слова, никакие уговоры, никакие замечания, ничего. Лазает по мебели, прыгает с мебели, сваливает все вещи с полок.  Включает-выключает телевизор, сдирает шторы, т.е. поведение маленького Маугли.  Я была в шоке,  настроение депрессивное,  дальше некуда.  Я  впала в депрессию, наверно, потому, что я просто не ожидала такого.  Когда мы ездили в детский дом, навещали нашу будущую дочку,  да, я знала, что она шустрая, непоседливая, непослушная, но чтобы были такие проявления! У меня двое своих детей,  и одна девочка, младшая - ей на тот момент было полтора года - просто боялась, она пряталась от нее, забиралась в угол кресла и с ужасом смотрела, пока та крушила всю квартиру. 
    Полтора месяца этого кошмара.  Кошмара,  когда у меня просто опускались руки.  Я  нигде не могла побыть сама с собой.  Я запиралась в ванной,  обхватывала руками голову,  чтобы меня никто не трогал, чтобы ничего не слышать.  Она постоянно кричала,  вопила чего-то на одной ноте – это было просто жутко!
     Было так тяжело. У  меня муж человек достаточно замкнутый. Я видела, что ему сложно, и думала, что из-за меня - потому что идею на усыновление подала я - он страдает. Я очень люблю своего мужа,  не хотела, чтобы он мучился,  и я решила с ним поговорить,  и если подтвердилось бы, что ему очень плохо из-за всего этого, то я бы  его просто отпустила.  Мы поговорили, и мне теперь страшно стыдно, что я так плохо о нем думала, потому что самую большую поддержку я получаю именно от него. Он  на меня посмотрел  и сказал: «Как тебе в голову могли прийти такие мысли! Я очень люблю нашу девочку,  да, нам сложно, но это все закончится, мы все переживем,  и все будет хорошо!». 
   
      «Это очень важно знать, ЧТО тебя ждет»,  –  убеждена Нина.  Она понимала, что ее девочка  никогда не росла в семье  и  даже не представляет,  какие должны быть отношения между близкими людьми и  как себя нужно вести.  Всему этому малышку терпеливо учили ее новые родители.  
  
     -  Когда я прихожу после рабочего дня домой, моя дочка постоянно виснет на мне, залезает на колени,  меня это иногда напрягает, потому что хочется отдохнуть, но я понимаю, что она этого не дополучила,  ведь она  с рождения находилась в доме ребенка, а потом в детском доме.  Я ее беру на ручки, качаю, глажу по головке, я знаю, что вскоре она этим насытится и поймет, что мама всегда рядом.  То же самое было с едой, когда она только что приехала. Это был какой-то ужас, она сметала  все, ела так быстро, как будто за ней стадо мамонтов гонится. Сейчас мы уже привыкли, что еду у нас никто не отнимет, что дадут поесть тогда, когда она захочет,  что она голодная не останется.  Она сейчас может поиграть сама, а первое время это было исключено абсолютно.  Она начнет играть с какой-то игрушкой, через две секунды ее бросит, бежит ко мне, обнимет за колени или за руку схватит, чтобы убедиться, что мама здесь.  Первое время она очень удивлялась, когда я начинала ее хвалить, она вообще не понимала, что я ей говорю. Она не умела жалеть никого.  Если она толкнула кого-то, наступила на ногу, то не понимала, что человеку больно. Учили  просить прощения.  Сейчас она потихонечку превращается в нормального ребенка,  остались какие-то проявления: не разделяет «чужое» и «мое»,  пока не до конца понимает, почему нельзя брать из детского садика и приносить домой чьи-то игрушки, ей кажется, что все общее. 
     У меня никогда не было мысли вернуть ребенка обратно в детский дом. Никогда,  как бы тяжело ни было, в какой бы я депрессии ни находилась.    Я просто знала, что я не одна такая, что это бывает у большинства.  И  я верила, что рано или поздно это кончится. 
   Это наша дочка, и мы ее очень любим, хулиганит ли она или не хулиганит, мы никак не выделяем ее, не отделяем ее от своих родных детей.  Я очень часто забываю, что не я ее родила. Когда меня спрашивают врачи:«Сколько у вас было родов?» - я говорю, что рожала  три раза, а потом когда выхожу из кабинета, то вспоминаю, что, в общем-то, два... 
 
***
     Ольга,  успешная молодая женщина.  Счастливая  мама двух дочек. 
В августе прошлого года  в выпуске теленовостей   она  увидела  сюжет о  брошенных   детях.  С  этого момента Оля поняла, что  продолжать жить,  как прежде,  уже не сможет.  В сентябре  Ольга  забрала из Орловского дома ребенка нашего подопечного, трехлетнего  Игорька.
     Ольга: -  Буквально через день после того, как он приехал, он начал носиться по всей квартире, просто как ураган, сметал все на своем пути, постоянно включал-выключал свет. Если брал какие-то игрушки, то швырял их, швырял специально, чтобы все рушилось, какая-то полная разруха была. И  самое страшное – такой демонический смех, как в фильмах ужасов смеются,  и он точно так же.  Сказать ему что-то было невозможно – он этого не понимал, взгляд отсутствующий абсолютно, глаза какие-то стеклянные и этот смех. У нас один ребенок был совсем маленький – семь месяцев,  Игорь налетал на нее, сшибал с ног, она падала головой – это действительно не  для слабонервных, я как мать не могла позволить, чтобы это происходило. Раздражение -  это не то слово, раздражает сама  мысль, что ты не можешь совладаешь с собой.  Была у меня пара моментов, когда я его хватала, начинала трясти,  чтобы он успокоился, а сама понимала, что просто сорвалась …   просто нервный срыв.  Я была к этому абсолютно не готова, была уверена,  что у меня достаточно  педагогических  способностей и знаний, что я все смогу сделать.
      В один прекрасный день мой муж застал меня в совершенно истерическом состоянии, я лежала на кровати, голова раскалывалась.  Единственная мысль была – «что я наделала, куда я свою семью затащила! Всем испортила жизнь, какой-то ад!»  И тогда  мой муж сказал, всё, хватит твоих методов воспитания, я беру ситуацию под свой контроль. Мы просто вышибали клин клином! Он у нас, наверно, по  полдня стоял в углу. Одной добротой и любовью можно все испортить.  Если ребенок идет на конфликт,  если ты ему что-то говоришь, а он тебе просто плюет в лицо, это нужно пресекать, иначе авторитета у родителя никогда не будет.
    
      Хотелось остановить время.  Хотелось вернуть спокойную прежнюю жизнь.
 
      -  Были такие мысли.  Мы все-таки люди терпеливые, понимали, что ребенок реагирует на новую среду, на новое окружение.   Я  не знаю, сколько бы мы вытерпели, возможно, мы бы его обратно вернули. Если бы это продолжалось столько, сколько мне обещали, я бы, наверное, не смогла. Ситуация могла затянуться, как мне говорили психологи,  на четыре месяца,  У нас этот сумасшедший дом прошел, наверное, за неделю. А потом мы уже потихонечку выравнивали,  и сейчас уже абсолютно  все в норме.  Сейчас его просто не узнать.   Да, это совсем другой ребенок.
      Мы с мужем очень откровенно разговариваем, и он говорит мне, что он его любит и совершенно не делает никакой разницы между родным ребенком и им. Я постоянно прислушиваюсь к себе. Я его, конечно, никогда никуда не отдам,  но бывают моменты,  когда что-то внутри восстает,  я понимаю, что это не мое,  и  меня это раздражает.
   Я не должна себя так вести. Каждый раз соизмеряю свои действия по отношению к нему.   Это  колоссальная ежедневная работа.
   Я считаю, что нужно всегда помнить, что это за ребенок, откуда он, что ему пришлось пережить.  Я не считаю, что жалость – плохое чувство. Это то чувство, из которого рождается и любовь, и все другие чувства. Любовь из ниоткуда? Не знаю, может, у некоторых она действительно вспыхивает сразу, когда они видят ребенка. У меня была другая мотивация, я просто хотела помочь, вытащить хотя бы одного ребенка, потому что это в моих силах.
Конечно, все равно приходится с собой бороться. Но я за него «пасть порву»!..     
 
***
      Год назад Татьяна  и ее муж  решили пригласить на выходные одного из воспитанников  ближайшего детского дома.  После того, как 9-летний Максим  провел летние каникулы в их семье,  супруги решили забрать его.
 
-  Месяца два все нормально было.  А потом мне стало казаться, что все плохо.   Меня жутко задевало, что он обижает  моих детей.  Это меня пугало, доводило до истерики.  Как это моих нежных деточек  кто-то смеет обижать?!  «Змею на груди пригрели»! Я  все думала: или глаза у меня были раньше закрыты, или он как-то по-другому себя вел? Я никак не могла понять, в чем дело, ведь я сама сознательно подписывала все бумаги.  В минуты просветления  я понимала, что меня раздражает даже не то, что он  плохо себя ведет, а то, что в моей квартире  чужой человек.  Мало того, что ходит, так еще и ведет себя как хозяин.
   
Это постоянное раздражение, постоянная озлобленность на весь мир.  И на своих «домашних» - заодно. Тяжело, ничего не скажешь…  
 
- С одной стороны, отношение к имеющимся  детям колебалось от «какие замечательные пупсики на фоне этого негодяя!»  до  «откуда вас здесь столько взялось, уйдите все, оставьте меня в покое»! Постоянное нервное напряжение. Муж меня поддерживал, каждый вечер говорил, что все нормально. Что с ребенком все нормально, с ситуацией все нормально.  Проблемы во мне. Острые углы он мог на себя взять.  Помогало то, что я была человеком начитанным и  знала, что это бывает. Когда ты знаешь, что ты не один такой, легче. Я знала, что у многих бывает и почти у всех проходит.  У тех, кто не отказался, налаживается у всех.
  
Вернуть ребенка обратно в детский дом у Татьяны не было даже в мыслях. Но тайная мечта была…
 
- У  меня была тайная мечта, что  мама  одумается,  ее восстановят в правах, а я не буду сопротивляться.  Сейчас я уже думаю, жалко будет, если заберет.   А отдавать я его не собиралась.  Ну,  как?  Стыдно просто.  Да и жалко. Ему у нас лучше.   Как можно ребенка взять и отдать?  Что я детям скажу?  Представьте, я взяла и отдала. Что мне скажут  мои дети? «А нас ты тоже отдашь, когда мы будем плохо себя вести?»
       Сейчас я, оглядываясь назад, особенно на время гостевого режима, думаю,  батюшки, а чего это ко мне какой-то чужой мальчик приходил? А  как мы так жили? Приглашали какого-то чужого ребенка? Он у нас ночевал.  Сейчас я его воспринимаю, конечно, своим. Но все же  это процесс медленный,  и думаю, даже не завершенный. 
 
Конечно,   впереди еще  немало  трудностей,  но преодолевать их будет уже гораздо легче,  ведь за это время Татьяна многое для себя поняла. 
 
 -    Любовь может возникнуть, а может и не возникнуть.   Должно быть принятие.  Понимание, что этот человечек,  он - такой.     Мне казалось, что он  нас не любит, поэтому  так плохо себя ведет, огрызается, что  мы у него только для материального обеспечения, для возможности играть в компьютер.  У нас есть друг семьи, я точно знаю, что мальчик его боготворит! Но  точно так же на него огрызается.  Поняла -   да это же у него просто стиль общения такой! Он не хотел мне ничего дурного этим сказать.  Тяжело полюбить человека, который тебя, может, и любит, но не демонстрирует этого, потому что не умеет или не привык показывать своих чувств.  Их надо учить выказывать чувства. Потому что их жизнь, даже маленьких,  учила чувства свои скрывать.  
 
У каждого взрослого и ребенка - свой путь навстречу друг другу. Универсальных рецептов, как сделать его легче – нет. Но, возможно, истории наших героинь и совет Татьяны – кому-то сегодня поможет.
 
       – Совет для тех, у кого будет такая же трудная адаптация.   Надо перестать общаться с теми, кто не поддерживал ваше усыновление –  родственники, знакомые – до тех пор, пока не сможете за своего ребенка вступиться, пока не сможете спокойно слушать, что он какой-то  не такой,   что вам за это надо памятник поставить или наоборот,  какую вы глупость сделали.  А пока вам это не нужно совсем,  вам нужно самим примириться с тем,  что есть.
     Может быть, захочется  закрыть глаза и представить, что вот я сейчас усну, а утром проснусь,  и все-все будет  по-старому,  как было, когда вы были вдвоем с мужем или с другими детьми. У меня было такое: я открывала старые фотоальбомы, где мы были еще прежним составом, и начинала оплакивать прошлое, как там было все хорошо,  когда не было этого ребенка, словно все может вернуться назад!  Назад вернуться ничего не может! Не позволяйте себе даже думать об этом! Нельзя отдать ребенка, ничто не сможет повернуть жизнь вспять. И просто нельзя даже об этом думать.           
Учимся жить вместе – это ваш ребенок и он ваш навсегда!
 

Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru