СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Усыновление  |  "День Аиста"


"Прощай, мой маленький Сема! Счастья тебе, Давид!.."
Выпуск 21-22.
Эфир - 16 и 19 июля 2005 г.

  [ звук ]

      

    День защиты детей мы отмечали премьерой новой рубрики. И очень надеялись, что у нее - с вашей помощью - будет счастливое будущее. Судя по многочисленным откликам, которые пришли после выхода программы в эфир, мы не ошиблись. Для кого-то именно этот день стал "моментом истины" и точкой отсчета другой жизни. И в нашей виртуальной детской галерее заплясали от радости новые "солнечные человечки". Мы продолжаем...

    В семьях, где растут приемные дети, есть особый праздник. День, когда в семье появился ребенок. Событие, ставшее судьбоносным, в каждой семье - свое. Его не всегда отмечают пышным застольем или шумным детским праздником. Но о нем всегда помнят взрослые...

***

Часть 1. "Прощай, мой маленький Сема! Счастья тебе, Давид!.."

    Эта история началась весной. В интернет-конференции "7ya.ru", где общаются, просят совета и делятся опытом приемные родители, появилось сообщение: "Ребенку СРОЧНО нужна... мама!" Его написала женщина, которая недавно вернулась из Яранского Дома ребенка Кировской области.

Наташа из Билефельда: "Здесь почти с рождения живет Семен. Здоровый, очень ласковый и смышленый мальчик. Ему уже исполнилось 4 года. Ему нужна семья. СРОЧНО!!! 

    Малыш - чудо! Поверьте, он со своей мамы пылинки сдувать будет! Он так ее ждет, свою маму. Только она не идет... 

    Однажды ему прислали письмо и подарок из Германии. Как же он обрадовался! А в письме была фотография. "Это моя мама - тетя Лида, - гордо сказал Сема. - Она живет далеко- далеко и пишет мне письма. Она скоро за мной приедет". Мальчик та-а-а-а-ак ждет свою маму, что слезы на глаза наворачиваются!".

    Рассказывает Галина Чиркова, старший воспитатель Яранского дома ребенка: "Письмо очень красочно оформлено. Лицо на фотографии доброе, улыбчивое. Он часто стал смотреть на это фото, и воспитатели в группе нашли место, куда можно повесить письмо и фото. Письмо перечитали несколько раз, он уже наизусть знает, что там написано. И для него это внимание, сама мысль, что кто-то его любит, были таким счастьем! 

    Конечно, у него потребность, чтобы его выделяли, чтобы он был любим. Заметили, вот он чему-нибудь научился - рисовать, конструктор собирать - он подходит и рассказывает: " Тетя Лида, так и так...", он хвастается, стоит перед этой фотографией. Он меня подвел, рассказывает: "Это моя тетя Лида, моя мама". Я ему объясняю, что тетя Лида - это не твоя мама, она посылает тебе подарки и игрушки. Объясняю, а он со мной спорит до драки, руками замахивается - да что ты, мама, и все! Настолько велико желание иметь маму и быть любимым". 

    А некоторое время спустя на интернет-конференции "Приемный ребенок" появилось еще одно сообщение.

"Прочитала вчера письмо Наташи и полночи не могла заснуть... Я - та самая "мама тетя Лида", которой Сема рассказывает теперь о своих бедах и радостях. Как же ему нужна МАМА! Я буду писать ему письма и присылать подарки столько, сколько ему это будет нужно, но, к сожалению, могу быть для него только далекой тетей. Я теперь - счастливая мама его бывшей одногруппницы. 

    Дорогие мамы! Если Вам нужен добрый, умный, здоровый и красивый мальчик, который будет Вас обожать, пожалуйста, приезжайте в Яранский дом ребенка и, я уверена, что Вы просто не сможете уехать оттуда без Семы! Вы не сможете его забыть, как не могу забыть его я...". 

    Мы нашли "Маму-тетю Лиду" и дальше свой рассказ она продолжит сама:


Мама-тетя Лида: "Я до сих пор как вспомню, так просто физически чувствую этот взгляд, такой тоскливо-молящий, завораживающий взгляд огромных черных глаз. Я еще тогда подумала: "Ого, вот будет сердцеед! Лет через пятнадцать ни одна женщина перед таким взглядом не устоит". Когда я ходила гулять с дочкой, Сема неотрывно следил за нами и при любой возможности присоединялся. Так мы и гуляли втроем. Потом мы с дочкой уехали домой. Первые месяцы всегда сложные, дел было много, но я все время думала о Семе. И вдруг так ясно представила, что пройдет еще немного времени - и Сему отправят в один детдом, потом - в другой. Пойдет он по этапу. И тогда я решила, что если выпадет ему такая судьба, то должен быть на свете кто-то, кто его поддержит. Будет писать ему письма, посылать подарки, чтобы он знал и чувствовал, что кто-то у него есть, что кто-то его любит. Я отправила ему письмо. Посоветовала поскорей научиться читать и писать, чтобы он сам мог мне отвечать. На тот случай, если в детдоме, куда он попадет, воспитатели не захотят возиться с письмами". 

    Как же такой замечательный ребенок до сих пор не нашел семью? Ведь еще в прошлом году в доме ребенка все были уверены: у Семена обязательно появятся приемные родители - столько было звонков от желающих усыновить мальчика! Но - увы! - время шло, а малыш по-прежнему оставался в доме ребенка. 

    Тогда приемные мамы, нашедшие свое счастье в далеком Яранске, обратились за помощью к нам. Конечно, мы не могли не откликнуться и в тринадцатом выпуске нашей программы рассказали о Семене.


(фрагмент программы)

Семён
"Наша Таня громко плачет,
Уронила в речку мячик.
Тише, Танечка, не плачь,
Не утонет в речке мяч.
Сема мячик подберет,
Тане мячик принесет".

...Это очень красивый темноволосый мальчик...Его большие яркие глаза похожи на две черные жемчужины. А как Семен обаятельно улыбается!..

...Этот любознательный, общительный мальчуган - любимец нянечек. На Сему можно положиться, говорят они, доверить вполне серьезные поручения. Он учится считать, ему интересно собирать пазлы...

...Это самое естественное желание - хотеть к маме. Скучать и ждать ее каждый день. А Семен уже любит и верит той женщине, которая однажды скажет ему: "Пойдем домой, сынок!"

...Малыш терпеливо ждет, но время... Оно неумолимо..."


После того, как фотография Семы была опубликована на виртуальной страничке нашей программы, многие "узнали" в нем своего сына. А на интернет - конференции приемных родителей разгорелись нешуточные страсти. Некоторые были настроены очень серьезно:

- "Увидела малыша, влюбилась с первого взгляда. Его глаза прямо в душу смотрят. Очень хотелось бы его усыновить. Но как? - мы живем в Санкт-Петербурге, а он - в Яранске..."

- "Ура! Мы его нашли и оформляем документы!"

- "Он для нас - один-единственный. Я просто боюсь, что все остальные могут сейчас мне не понравиться просто потому, что они - не Сема... Увидела фото - все! Мой!"

- "После выхода программы наверняка пол-страны захотело взять его к себе. Двери нашего дома для него открыты..."

- "Каждый день смотрю на Семину фотографию и думаю, какое же он чудо. Может, у нас ему будет хорошо?"

- "Похоже, что Сема нарасхват... Как же мы его поделим?"

    Мы с тревогой следили за этой борьбой. Боялись, что мигом вспыхнувшие страсти затихнут так же быстро, как это уже было год назад. А время летит, мальчику уже исполнилось четыре года, и его вот-вот должны были перевести в детский дом.



Галина Чиркова, старший воспитатель Яранского дома ребенка: "Не хотят никуда уезжать от нас, уговаривают их оставить. Но мы должны их морально подготовить, настроить позитивно, чтобы адаптация прошла легче, безболезненным был переезд. И говорим: "Ты уже большой, а только большие детки могут поехать жить в другой дом". Расписываем все прелести жизни в "другом доме". А они все это выслушают и говорят: "Вот приедут за нами, а мы спрячемся!". И даже пытаются договориться: "Ты спрячь меня за диван, сядь, чтобы никто не подходил. Они уедут, а я тут с вами останусь!". Или подходит мальчик: "Я тебе буду помогать, что ни скажешь, я все буду делать. Только не отправляй меня в другой дом!". Расстаемся в слезах!"

    Такая внезапная перемена в жизни - тяжелое испытание для любого малыша. Детский дом - это чужая обстановка, незнакомые взрослые, дети, среди которых "новенький" будет самым младшим и, естественно, самым слабым. А главное - почти нет надежды, что в далекий провинциальный детский дом за ребенком когда-нибудь приедут родители.

    После выпуска программы, в котором мы рассказали о Семе, было много откликов. Одни интересовались, чем можно помочь мальчику, другие расспрашивали о нем поподробнее ... 

    Одна из наших радиослушательниц обратилась в редакцию, уже тщательно все обдумав и приняв твердое решение:

- Он очень похож на нашего мальчика, который у нас погиб в 18 лет от сердечной недостаточности. Мы как увидели фотографию - все, мне было достаточно ... ну, сами понимаете,... он очень похож на нашего сына. У меня трое детей. Старшей дочери уже 40 лет будет в этом году. Самому младшему - 24...

Корр.: - Мальчишка хороший. Вот четыре года ему исполняется, а в этом возрасте они уходят в детский дом. А детский дом...

- Я знаю, что это такое. Я в Доме малютки работала, а сейчас работаю в интернате, и мои дети от 5 до 18 лет. Интернат для умственно-отсталых детей. Понимаете, насколько это сложные дети? Я медсестра и все время, всю жизнь с детьми. Я все это знаю. Но понимаете, я боюсь, что волокита будет с документами. Что все будет очень сложно и долго.

    А нам-то надо успеть, правда? Если мы уже начнем оформлять документы, то его, конечно, никто никуда не переведет. Но нам желательно сейчас... все-таки лето...Я бы хотела взять его на море. Тепло, сад здесь - чудо. Конечно, хочется побыстрее оттуда его забрать.

    Мы назовем его Ярослав. А имя будет Яро. Так что...
Жалко ребенка такого оставлять...

Почти в то же самое время фотографию мальчика случайно увидела Рузанна:

"Я очень давно хотела усыновить. Это абсолютно не было связано ни с какими "невозможностями" иметь своего ребенка. Я планировала всерьез. Но откладывала года на два - три. Постепенно ловила себя на мысли, что мне нравится об этом думать. А тут совершенно случайно задала в поиске "усыновление", просто полюбопытствовать, что люди пишут на эту тему. Попала на ваш сайт и увидела его портрет. Я вообще совершенно не сентиментальный человек. Как только я его увидела, я сразу поняла, что я его беру и все!

    Не скажу, что "сердце сразу забилось". Ничего не забилось. Я дня два посидела с этим портретом. В голове постоянно были какие-то легенды, что это невероятно сложно. Оказалось, что это полная ерунда, во всяком случае в моей ситуации. Я была наслышана про этих злобных опекских теть. Ни с чем таким я не столкнулась. Честно говоря, никаких проблем у меня не было...."

Когда Рузанна в спешном порядке оформляла необходимые документы, она понимала, что может не успеть. В телефонном разговоре работник Яранской опеки сказал ей, что потенциальные усыновители для Семена уже есть, и они готовятся забрать мальчика. Однако, Рузанна не отступала...

Рузанна: "Я знаю, что когда мне что-то ясно, то это - правильно. Когда я увидела его на фотографии, мне сразу стало ясно, что это... я не скажу, что это мой ребенок, не буду врать и придумывать какие-то чувства, которых я не испытывала. Я его увидела и вдруг почувствовала, что - вот он. Не знаю, как это назвать: мой - не мой. Ну, вот он. Еще мне что-то подсказывало, что все правильно, настолько все легко было. Я абсолютно уверена, что если трудно, то это неправильно. Если правильно, то всегда легко. Если трудно - это судьба говорит, что что-то не так. Биться не правильно". 

    Увы, никому не дано знать, что нас ждет впереди. Московская семья с нетерпением готовилась ко встрече с Семеном. Строила планы на будущее, которое казалось таким счастливым. Уже и "домашнее" имя малыша - Яро - произносилось с какой-то особенной теплотой... Но, вместо радости, в дом пришло горе. Внезапная тяжелая болезнь главы семьи нарушила все планы и перечеркнула все мечты. Приговор врачей был жесток, об усыновлении ребенка теперь не могло быть и речи... 

    Но Сема упорно ждал маму. Похоже, именно эти детские ожидания и невероятная Семкина любовь магнитом тянули в далекий провинциальный городок потенциальных приемных мам. Как только у Рузанны были готовы документы, она сразу же поехала в Яранский дом ребенка. Словно какой-то внутренний голос убеждал ее, что все получится.

Впечатления от увиденного оказались неожиданными.

Рузанна: "Поскольку я не видела никаких других детских учреждений, я не могу сравнивать. Но о домах ребенка и детских домах я слышала какие-то ужасы, поэтому то, к чему я готовилась, и то, что я увидела, оказались небом и землей. Атмосфера... ну, благостная. Нет ощущения, что это спецучреждение. Ощущение, что это замечательный детский садик. Если бы я не знала, где я, я бы никогда не подумала, что это Дом ребенка. Там такой лес вокруг. Воздух, сосны, цветы! Просто ребенок из рая получился".

Корр: - Как первая встреча прошла? Ему сказали, что мама приедет?

Рузанна: - Ну, вот мы встретились. Меня зажало, его зажало. Сидели рядом. Я, как дурочка, спрашиваю: "Ну, как тебя зовут, а что ты любишь, а какая игрушка любимая"? Ну, он мне в ответ так же занудно: "Вот эта вот. Суп люблю". Измучили друг друга в течение нескольких минут, потом ребенка отпустили. 

    Правда, ему сразу ужасно понравилось, что гости приехали именно к нему. Он меня хвать за руку и повел в игровую комнату, у них там место для свиданий. И мы в этой игровой комнате сидели. Поговорили, потом он спать пошел. Все. Никаких, чтобы что-то щелкнуло и безумно я его полюбила. Я как будто смотрела на себя со стороны, только знала, что по белой дороге иду. Это было ясно. И вот так шла, как во сне. Просто по пунктам все делала. Чувств никаких не испытывала, какое-то сомнамбулистическое состояние было. 

    Я, наверное, не очень правильные вещи говорю. Пытаюсь честно проанализировать. Что я туда ехала, что обратно, все думала: "Ну что же такое, каждая нормальная женщина должна волноваться, трепетать. Ведь самое главное событие в жизни случается. Где же твои чувства? Почему сердце не стучит?" Не знаю, не стучало. 

    А еще у меня язык не повернулся ни на какие "мама". Я ему сказала: "Хочешь, я заберу тебя, и мы будем вместе жить"? Он: "Да!" - "Придется поехать далеко. Я живу очень далеко, и ты вместе со мной тоже будешь жить очень далеко, согласен?" - "ДА!" - "А сможешь две недели подождать? Будешь ждать меня?" - "ДА!". Так железно. "Жди меня, сейчас мы с тобой прощаемся, я за тобой приеду". 

    Я приехала через две недели. А в течение этого времени с ним все врачи и воспитатели говорили обо мне как о маме. Я им очень благодарна, для меня самой это было очень сложно. Почему - то я не чувствовала за собой такого права. Он начал меня так звать".

День, которого так долго ждал наш маленький герой, все-таки настал... 

Рузанна: -  "Когда я второй раз приехала, он сразу ко мне кинулся. Восторг был полный. Я еще переживала ужасно, что будет проблема перехода от жизни в группе детей к, в общем-то, одинокому существованию среди взрослых. Он привык все время быть с друзьями, другими ребятами. Думала, скучать начнет. Сейчас я понимаю, что это полная ерунда. Абсолютно без всяких проблем он распрощался со всеми. У него даже тени тоски не было. Может, это вообще этому возрасту не свойственно. Это меня, с одной стороны, обрадовало, с другой - удивило. Тем более, что у него там есть замечательные друзья. И с нянечками тоже никаких эмоций! Вот мама - и все! Все к нему лезут обниматься, целоваться, прощаться. Никакой реакции - едем, и все! И дорогу элементарно перенес. 

    Я удивлялась, что все так легко. В поезде никаких проблем не было. Проводницу сразу сразили своей самостоятельностью. Она меня саму до сих пор поражает. Как он одевается, как он умывается - это отдельный спектакль. Привито было, видимо, в Доме ребенка. Он все умел: одеваться, обуваться. Лихо и ловко расправлялся с самыми сложными замками на обуви..." 

    Часто бывает, что, увидев фотографию малыша, приемные родители невольно "дорисовывают" себе его образ. 

Рузанна: "Я скажу точно, у меня не было вилки между тем, какого ребенка я себе представляла по фотографиям, и какого ребенка я увидела. Многие пишут: "Не выбирайте ребенка по фотографии, в жизни это может оказаться совсем другой ребенок. Только лично!" 

    Я тоже боялась, что напридумывала себе одного, а увижу совершенно другого. Но мне показалось, что и внешне, и по характеру он абсолютно такой, какого я себе представила. Уже когда я привезла его домой, я поняла, что привезла совершенно другого ребенка. Я была невероятно этому счастлива. 

    Честно говоря, меня очень смущало, что по фотографиям и по тому, как о нем писали в конференции, представлялся такой романтичный, грустный малыш, как из дурацких сказок. Вот он сидит у окошка и ждет маму. Я все думала, как мне его возвращать к жизни. С ребенком, который весь такой чудный, послушный, я общаться не смогу. 

    В программе у вас было, что он такой весь положительный, что ему можно доверить малышей, что он любимец нянечек. Я люблю хулиганских, мерзких детей. Ну вот, такого я и получила в результате. Может быть, это он от счастья такой, не знаю. При первой встрече он был тот самый - такой тишайший. Но правда, когда он новых людей видит, он сразу становится безумно положительным".

В новой жизни появилось и новое имя. Гордое и мужественное.

"Я - Давид", - представляется малыш.

Рассказывает мама Рузанны: "И у него, как мне кажется, никаких воспоминаний, никаких хвостов не осталось. Все с нуля. Когда Рузанна везла его в поезде, провела с ним такую работу, что вот все у нас начинается с тобой сначала. Я стала мамой, ты стал моим сыном. Все у нас новое. Новая жизнь, новое имя, новый дом, новый город, где мы будем жить. По-моему, он очень хорошо это усвоил. И все, что было до этого, такое впечатление, что и не было. Да, Давид?"

    Счастливое известие о том, что у нашего подопечного теперь есть семья, быстро распространилось по городам и весям. "Наконец-то!" - радовались те, кто все это время переживал за мальчика.

"Мы полюбили его, а значит, желаем ему счастья, пусть и не в нашей семье", - с легкой грустью говорили другие. А на нашей электронной почте оказалось немало писем, подобных тому, что отправила Екатерина:

    "Семка, хотя мы и не сумели его взять, сделал очень много для нашей семьи... Я мечтала о Семе и даже не думала о том, что офис моего мужа прямиком выходит на наш областной дом ребенка. И что там детей... Всяких... Зачем делить одного, если можно сделать счастливыми многих?"

    Мама "тетя Лида". Первый по-настоящему близкий человек для четырехлетнего малыша из Яранского дома ребенка. Возможно, самое светлое воспоминание, которое останется у мальчика от той, прошлой жизни...

Мама "тетя Лида": "Чудесная фотография Рузанны с сыном. Оба такие глазастые, такие похожие друг на друга, как будто они всегда были вместе. Когда-то, как мне кажется, очень-очень давно, месяца два назад, я сочинила для Семы стишок. Как здорово, что я смогла подарить его Семе, когда он уже нашел свою маму. Слава Богу, я больше никогда не напишу ему в Яранск.


Утро наступает, солнышко встает.
Бабочки играют, водят хоровод.
Семочка проснулся и в окно глядит.
Солнцу улыбнулся. Он уже не спит.

Семочка умылся, застелил кровать.
Сема научился домик рисовать.
Семочка умеет до пяти считать.
Тане мяч сумеет из реки достать.


Он стихи читает, песенки поет.
Он все понимает. Семе пятый год.


Вечер наступает. Детки спят давно.
Звездочка сияет Семочке в окно.
Черноглазый мальчик, пусть тебе всегда с неба тихо светит добрая звезда.


Прощай, мой маленький Сема! Счастья тебе, Артур!
Мама тетя Лида".


Часть 2.

Прошло десять дней, как у малыша появился ДОМ. Конечно, нам не терпелось узнать новости. И мы позвонили новоиспеченной маме. На вопрос о том, как же теперь живет наш любимец, Рузанна ответила - "А вот приходите в гости, сами все и увидите!" От такого предложения невозможно было отказаться, и наш корреспондент Лена Цагадинова отправилась в гости.

За чашкой чая Рузанна начала делиться впечатлениями:

"Первые дни я смотрела на него, как ...ну вот нечто передо мной сидит. Безумно интересное. Наблюдала. Еще в полном угаре была от этого режима. Я надеюсь за лето войти в какой-то ритм. Научить его жить самостоятельно. То ли он в самом деле не умеет, то ли это первая реакция, что сейчас ему надо из мамы высосать все, что можно. "Вот моя мама!" - и это главная фраза, которую он произносит все время с утра до ночи. Не отпускает ни на секунду. 

    Он сам играть не может. Мне говорили, что вообще у детей из домов ребенка есть эта проблема: поскольку они всегда в группе, им психологически трудно играть самим. Вот перед ним игрушки - я понимаю, что он их не может освоить. А я еще переживала, что мало игрушек купила. Вообще ничего не нужно из игрушек покупать, потому что, дай бог, чтобы он с этими тремя игрушками, которые у него есть, научился играть.

    Кроме мамы, для него сейчас общения нет. И он его и не хочет, прямо отбрасывает. Если он рисует, я должна стоять рядом с ним. Каждую полосочку показывает. Если он пазлы собирает, пазлину вложит: "У меня получилось - иди смотри!" Я говорю: "Ну, собери побольше, я потом посмотрю!" Нет, после каждой. Его не сам факт интересует, а мое к нему отношение. Это плохо, конечно. Я еще пытаюсь понять, как это преодолеть.

    Первое открытие, которое для себя сделала Рузанна, - быть мамой совсем не просто. 

Рузанна: "Главное даже не то, что это на всю жизнь, на всю жизнь - это легко, мне кажется. Проблема в том, что это нон-стоп. Сейчас для меня вот это ужас. Чем я сейчас занимаюсь в отношении себя? Я ищу способы находить хотя бы пятиминутные "стопы" . Хотя бы когда я ухожу в ванну, одна. Это огромное достижение. Психологически для меня это труднее всего. Но все это я реально почувствовала, только когда он уже дома оказался. 

    Я понимаю, что я могу решить эту проблему, что она ни на что повлиять не может. Наверное, для нормальных людей это полная ерунда, а для меня - огромная проблема, что я не могу просто подумать о чем-то своем, как я привыкла, с кофе посидеть, по телефону поболтать на отвлеченные темы, до ночи пригласить гостей. Эти несколько дней я чувствую себя зомби. Я понимаю, что это - вопрос притирки и освоения новой для меня территории. Но для меня это сложно. Для кого-то сложными окажутся, я думаю, другие проблемы". 

    В семье появился новый маленький человечек, со своими привычками, характером. Приемная мама пока их не знает. Чтобы малыш стал по-настоящему близким и родным, необходимо время.

Рузанна: "Сейчас постепенно, день за днем, все больше ощущение, что он тут давным-давно. Потому что, повторяю, я не склонна к каким-то сентиментальным вещам. Мысли, что "любой ребенок - в принципе сам по себе чудо, и давайте заведомо любить всех детей", мне не свойственны. Мне трудно с чужим человеком. До сих пор в каких-то вопросах трудно. И пусть замечательные мамы меня простят. Но когда ребенок приходит в дом, то какой бы чудесный он ни был, в любом случае сначала он для этого дома - чужой.

    Для малыша первые дни "домашней жизни" тоже полны впечатлений.

    Давид впервые в жизни побывал в настоящем театре.. 

Рузанна: ".. Это был третий день дома. И я просто побоялась его с кем-то оставлять, потому что я видела, как он реагирует на мой уход из комнаты. Я испугалась, что будет, когда я уйду на полдня. Я его взяла с собой. Я думала, мы посидим минут 15. Сели близко к выходу, перед всеми извинились заранее. Он два часа смотрел, открыв рот. Это был Гальдонни "Забавный случай". Что он там мог понять? Ничего не мог понять, это точно. Но ему очень понравилось, он вообще не шелохнулся. Но это ни о чем не говорит, на самом деле. Просто такая реакция очень неожиданная для меня. И после мы еще к актерам пошли, он там со всеми познакомился. Правда, вечером устроил истерику по полной программе. В общем, я хлебнула этого своего экстремизма. Правильнее выдерживать такого ребенка еще очень долго в щадящем эмоциональном режиме. Потому что, естественно, он за всю жизнь столько не видел, сколько увидел здесь за три дня.

Корр: -Вспоминает Дом ребенка?

Рузанна: - Очень смешно, возникают какие-то фантомы. Например, вот он сидит и ест. Бабушка ему говорит: "Что ж ты так плохо кушаешь?". Он в ответ: "Как Чугунова. Чугунова тоже плохо кушает". Бабушка мне: " Кто такая Чугунова?". Это подружка у него была. 

    Вот так периодически иногда вдруг возникают какие-то Чугуновы, Ивановы, Сидоровы. Любопытно. А так, нет. Внешне, по крайней мере, он никак не вспоминает. Может, там внутри что-то происходит. Пока мне трудно судить.

Я говорю, у меня странное ощущение какой-то неприличной легкости всего, что творится. И это меня настораживает, потому что я начиталась рассказов о каких-то ужасах адаптации, ужасах сбора документов. А еще предстоит усыновление. Я вот думаю, может, мне сейчас на усыновлении все отольется, вся эта легкость. Не знаю. Но пока как-то странно.

Корр. - Вы думаете о его будущем? Кем бы вы хотели его видеть? размер: 73212 байт

Рузанна: - Ну, бабушка уже говорит, что только в Университет и никуда больше. Мне кажется, что он очень спортивный и у него хорошие данные для спорта, для гимнастики. Для чего-нибудь в этом духе. Он такие штуки вытворяет. И это при том, что посещение площадок мы начали так: вот детская площадка, ну что, давай выбирай, что мы будем делать...Мама скачет козлом, такая радостная. А он стоит: "На лавочке посидим". Я говорю: "Ты что, с ума сошел. На лавочке сидят пенсионерки, ты что, пенсионерка?" "Нет" 

    "А ну, давай быстро по всем этим лестницам!" Заставила его залезть на какие-то жуткие заборы. Он весь дрожал...просто физически я чувствовала его неимоверный страх. Я еще думаю: "Что я делаю? Кошмар какой!". Дня через два-три он все это освоил. Уже ничего не боится. Я приучила, что все время его страхую. Он это понял и уже иногда вообще забывает про безопасность. Знает, что я его всегда поймаю. Ну вот, уже научились лазить по веревочной лестнице. 

    Я не знаю, может, это не Бог весть какие достижения для этого возраста. Я не знаю, что там должно быть по всем показателям. Ему характеристику написали в доме ребенка - "выполняет все возрастные инструкции". Не знаю, что там по возрастным инструкциям полагается, но когда первый раз залезали, это просто был ужас полнейший и дальше одной ступеньки не могли. А последний раз залезли уже три раза до самого верха. Потом он ходит по перекладине. Кувыркается. Тоже уже я его научила. На руках ходит. Я его за ноги держу, он ходит на руках. 

    Не знаю, мне кажется, у него очень хорошие данные для спорта. Но я не любительница спортсменов. Точнее, я их любительница, но в приложении ко всяким интеллектуальным и духовным богатствам. Пока особого стремления к интеллектуальным и духовным богатствам я не наблюдаю. Но ничего, вколотим палкой!"

    По словам Рузанны, ей самой еще многому предстоит научиться. Оказалось, что любить и быть любимой тоже иногда бывает трудно.

Рузанна: "Он с огромной готовностью, он хочет все делать правильно, ему это нравится, ему нравится, когда мама довольна. Меня он полюбил какой-то безумною любовью, меня это просто пугает. Такое абсолютное самотречение и готовность кинуться в эту новую любовь... - это, конечно, потрясающе просто. Но от этого страшно. 

    Например, вчера я причесывалась, он подбежал, меня за ногу схватил, целует в ногу: "Мамочка моя, мамочка, мамочка". При том, что он отнюдь не весь в слезах и умилении от мамочки. Обычно он визжит, хулиганит. Но иногда вдруг раз - и такое. Я лично не готова к этому. Для меня любовь - это ежедневная работа. Мне еще надо научиться любить. Чем я и занимаюсь. На моментальную любовь с первого взгляда я не способна. Совсем не правильно я вам рассказываю, да?

Корр. - Нет, вы абсолютно правильно говорите. Ведь то же самое могут чувствовать и другие люди...

Рузанна: - В любом случае, я стараюсь все честно проанализировать... Что он так долго спит?

Давид тихо посапывал в своей кроватке. Рузанна и Лена терпеливо ждали его пробуждения. Наконец, послышалось робкое "ма-ма". Как будто малыш проверял - а не приснилась ли она? Мама...

Рузанна: - Ку-ку! Кто проснулся, кто проснулся? Ты проснулся?

Давид: - Да! 

Рузанна: - Подъем, подъем!

Давид: - Подъем! Ты поешь.

Рузанна: - Я пою? Я не пою. Я тебя за нос дергаю. 

Давид: - Поешь ты.

Рузанна: - Просыпаемся, соня. Пятки голые чьи?

Давид смеется. 

Рузанна: - Заяц.

Давид:- Ты заяц. 

Рузанна: - Ты заяц настоящий.

Давид: - Ты заяц настоящий. 

Рузанна: - Чье пузо? Чьи пятки? Чья спина?

Давид смеется.

Рузанна: - Будем вставать или будем валяться?

Давид:  - Вставать.

Рузанна:  - Хорошо тебе жить на свете?

Давид:  - Хорошо. Да.

Рузанна:  - А у нас гости.

Давид: - Да?

Рузанна: - Позовем гостей?

Давид: Да. Гости!..


Давид:  "Вот оно, прекрасное дитя. Стесняется. Давай знакомиться.

размер: 88548 байт

Давай расскажем, как хорошо мы с тобой живем на свете. Ой, ну все, застеснялся. Вот какая реакция на всех новых людей - мы такие скромные делаемся, такие грустные, ну прямо Аленушки..

(Давиду) Одеваться будем? Давай, надевай тапки. Сейчас будем есть все вместе. Вот рассказывай про счастливых детей. Они сразу строят из себя...

Корр:  -  Рузанна, Ваша мама как отнеслась...

Рузанна:  - С восторгом полным. У меня мама замечательная. Огромное значение для моего решения играло то, что я знала, что у него будет такая бабушка. Таких бабушек редко встретишь. Сейчас она придет.

Корр:  - Вы показали фотографию?

Рузанна: Да. Сначала она была в шоке оттого, что так вдруг. Потому что действительно было " вдруг". А потом очень быстро все пришло в норму. В смысле, ее отношение. А еще же у нас прабабушка имеется.

(Давиду) Так, и майку. Где перед, где назад?

Давид:  - Вот!

Рузанна:  - Все правильно? Надевай. Сейчас разойдемся!

Давид:  -  Ага!

Рузанна:  - Отлично. Все. Будем Лену потрясать своей неземной красотой!

Корр.:  - Считайте, что уже потрясли! 


    Давид всячески демонстрировал свою самостоятельность. Быстро оделся и деловито зашагал на кухню: хорошо поспал - теперь можно и поесть... 

Рузанна: - "Поехали! Сразу берем хорошую скорость! Чтобы я тебе пожала руку. Набирай ложку!

Корр.:  - Что значит "пожать руку"?

Рузанна: -  Это значит, что мы молодцы. Правда?

Корр.:  - Часто жмете руку?

Рузанна: - Ну... периодически. Заяц, давай дальше. Вкусно?

Корр.:  - Аппетит у него не очень хороший, или он медленно ест?

Рузанна: Я понять не могу. Может, так оно и полагается. Все очень нравится. Но после третьей ложки начинаются муки. Развозим по тарелке. И если не подгонять, это будет на час, на два. Редиску только пока мы не захотели есть, сказали, что горькая. Остальное все вкусно. Ой, мы же забыли салфетку завязать! Забыли, а ты мне не напоминаешь.Мы уже научились завязывать салфетку сзади. А сначала только спереди и потом поворачивали. Да? Молодцы!".

Салфетка - это что! Уже усвоены первые важные навыки: "вилку - в левую руку, нож - в правую, спину - прямо и не хихикать за столом!" Бабушкино воспитание! Кстати, с ней мы очень скоро познакомимся...

Рузанна:- А сейчас к нам войдет бабушка Таня. Скажи: "Мы тебя ждем"

Давид: - Мы тебя ждем.

Бабушка: -Чего мы кушаем? Это хлопья с молочком, да? Вкусно?

Давид: - Да.

Бабушка: - А почему ты не разговариваешь? Стесняешься, да, котик? Я сегодня первый день вышла на работу.

У меня там все уже посвящены в нашу историю. Показала фотографии. (плачет) Это я от умиления, вы не думайте. От радости. Все говорят: "Какой мальчик! Ой, какой мальчик!" Знаешь, что тебе подарили мои тети на работе? Самокат. Знаешь, что такое самокат? Не знаешь. Дикарь ты у нас. Ничего не знаешь, да? Ты должен на нем кататься. Очень хорошая машинка, легонькая, маленькая. Как раз для маленьких мальчиков. У меня на работе все почему-то считают нас героями. Я их не понимаю. В общем, все поражены. Все потрясены.

Рузанна: - Ну ладно, "поражены"!

Бабушка: - Я просто говорю, какая реакция у меня на работе. Действительно, они все обалдели. "Ой, Рузанна герой"! Я говорю: "Да бросьте, герой!" Нашла себе ребенка - какой герой?

Давид: - Ага!

Рузанна:- Герой?

Давид: - Угу!

Бабушка: - Это ребенок герой, что решился на такой шаг! (Смех)

Ты только что проснулся? Поспал хорошо?

Давид: - Угу!

Бабушка: - Угу? Молодец! 

Корр:   - Рузанна говорила, что вы необыкновекнная мама. Я хочу сказать, есть мамы, которых долго приходится подготавливать к такому ответственному шагу, а вы были...

Бабушка: - Да нет. Может, я не ждала не такого момента, просто очень хотелось внука. Не важно, откуда он возьмется. Из капусты, из интернета. Вот у нас из интернета получился внучек, да? Да еще такой хорошенький мальчик. Такой послушный.

Давид: - Апчхи!

Бабушка: - Будь здоров. Конечно, когда услышала о ее решении, и не просто о решении, а уже увидела фотографию, которую она показала, я поняла, что все действительно серьезно, все окончательно и бесповоротно. Стало страшно. Такое первое чувство. Ну, страшно почему? Потому что понимаю, какая это ответственность. 

    А потом, Рузанна еще заканчивает учебу. У нее только начинается карьера. Сейчас если упустить время, можно все потерять. За ее работу, стало страшно, потому что ребенок требует много внимания и времени, такой отдачи, что порой можно и работу бросить, и все, что угодно, ради этого человечка. Поэтому первое чувство: ужас, как это вообще все будет? 

    А потом чем больше приглядывалась к этой мордочке, тем больше к нему привязывалась. И где-то уже поняла, что это наш ребенок. И когда нам сказали, что вроде бы мы уже опоздали с выбором, было ужасно страшно. Как-то мы уже привыкли к этой физиономии, и вдруг нам пришлось выбирать другую. А потом опять вернулись к этой, и счастье было невероятное. Да, котик?

На фотографии мне он казался очень спокойным, может быть, даже флегматичным. И я очень рада, что я ошиблась, потому что он очень живой, подвижный, озорной. Вы, наверное, еще не заметили, да?

Корр.: - У него другая роль была пока.

Бабушка: - Сейчас он немножко разойдется... Вы увидите, какие у него чертики в глазах бывают.

Корр.: - А это видно, даже когда он спокоен.

Бабушка: - Давид, не надо руками в молоко! Надо все пить аккуратненько, а то тетя скажет: "Ну что же у нас дикарь такой?"

Давид: - Так.

Бабушка: - Так, надо ложку. Ложечку сейчас маленькую найдем. Ему очень нравится, что у него появились свои вещи, свои предметы всякие.

Давид: - Ооу!

Бабушка: - Да! Постоянно спрашивает: "А это кому?", "А это чье?". И очень ему нравится, что это все его.

Давид: - Уооо! Маам!

Бабушка: -Конечно, мы очень простужены. Был один день...Подскочила у него температура. Мы с перепугу все лекарства, какие были в аптеке, все притащили. Но это, очевидно, была акклиматизация. Впечатления сказались. Потому что на следующий день все было в порядке. Но он сразу...какой он был жалкий. Какой он был несчастный. Тяжело, конечно, когда такая температура. Но при этом...

Давид: - У кого?

Бабушка: - У тебя была температурка, как ты болел у нас, помнишь? Я спрашиваю: "У тебя что-нибуди болит?" - "Нет" - "Тебе хорошо или плохо?" - "Хорошо!" Еле-еле умирающим голосом.

Давид: - Это я!

Бабушка: - Это ты был, конечно. И так на все вопросы! Упадет, - "Тебе больно?" - "Нет". Тебе никогда не больно, да? Ты же у нас мужчина. Ты молодец! 

Давид: - Да!

Бабушка: - Вот, такие у нас мальчики.

Давид:  - Да! Ам-ам-ам!

Корр.: - Как он относится к Рузанне?

Бабушка: - Ой, вы знаете, ...просто до слез меня умиляют такие отношения. Такое размер: 120151 байтощущение, что он ее боготворит. Он на нее смотрит, не сводя глаз. Он все готов сделать, только чтобы ее не огорчить, чтобы она за него порадовалась. А когда она его приголубит-приласкает, он ...такое ощущение, что он не понимал, что такое "пожалеть", "поцеловать", "обнять". Он такие ощущения, судя по всему, никогда раньше не испытывал. И когда она его прижмет, поцелует, он просто замирает. Вообще эту картину надо видеть. А когда ее нет: "А когда ко мне моя мама придет?"

Давид:  - Ага!

Бабушка: - Давид, как маму зовут?

Артур:  - Рузанна.

Бабушка: - Она у нас какая?

Давид:  - Красивая.

Бабушка: - Еще какая?

Давид: - Хорошая.

Корр.: - Рузанна сказала, что второй человек, которого он сразу принял, это были вы?

Бабушка: - Так получилось, что я была в командировке и приехала на третий день, когда он тут уже вроде освоился, свою территорию закрепил. И я приезжаю. Рузанна сказала, что я бабушка. И перед этим она ему рассказывала, что скоро приедет бабушка. И первый вопрос, который он мне задал: "Ты с нами будешь жить"? Я говорю: "Нет, дружок, ты ошибся, это ты с нами будешь жить". А потом прошел день. Целый день он ко мне приглядывался, присматривался, изучал. Немножко был скован, конечно. Но потом к концу дня произнес: "Ты хорошая!" Я говорю: "Очень рада!"- "Ты как мама!" Ну, я тут опять в слезы. Меня это страшно порадовало. Такая оценка".

        У мальчика появилась семья! Это счастливый финал нашей истории. А у Рузанны и Давида - все только начинается. Они пока еще знакомятся и с каждым днем все больше узнают друг о друге. Конечно, им обоим предстоит многому научиться, но они уже счастливы. А секрет этого счастья очень прост - они друг друга НАШЛИ. Или их нашел Аист?...

Рузанна: - Я к людям хочу обратиться.

Бабушка: - К людям?

Рузанна: - Люди, в России самая элементарная процедура усыновления в мире. И самое большое количество брошенных детей. Подумайте и сопоставьте эти два факта. Вот, что я хотела вам сказать, дорогие люди.

Давид, ты со мной согласен?

Давид:  - Да!


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru