СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Усыновление  |  "школа приемных родителей"

Адаптация (Выпуск 146-147)

 

 

размер: 34130 байт    Что такое адаптация и как ее достойно пройти – об этом психолог, специалист по семейному устройству детей Людмила Петрановская.

 

– Что самое сложное в принятии приемного ребенка?

– Во-первых, на вас ложится огромная ответственность. Полностью меняется образ жизни: ребенок может плохо спать по ночам, может требовать вашего внимания. Часто у детей в период адаптации бывает такая «прилипчивость», когда они просто минуты не могут прожить без вас, требуют постоянного внимания. Первые три дня это может быть приятно, но потом уже становится сложно: ты не можешь, прошу прощения, сходить в туалет без того, чтобы тебе не бились лбом в дверь.

    Многое меняется в жизни! В этот период происходит расставание с иллюзиями, которые у всех есть, и осознание того, что реальный ребенок – это совсем не тот, которого вы себе придумали. Причем он всегда не тот, каким бы вы его себе ни представляли. Он просто не может быть тем же самым.

    Всегда сложно пережить, если запаздывает формирование привязанности со стороны родителя. Тут как кому повезет: кто-то буквально с первых часов или дней начинает воспринимать ребенка как своего, а кому-то для этого нужно несколько месяцев или даже год. И вот этот период принятия нужно пережить, ведь в это время ты будешь ухаживать за чужим существом, физически чужим! В случае с кровным ребенком на твоей стороне природа, гормоны. А в данном случае ребенок чужой, и он пахнет чужим, и он ведет себя как чужой, и надо дожить до того момента, когда это пройдет. Когда произойдет пристройка на биологическом уровне, на уровне ощущений, запахов, прикосновений! Но когда это будет, - как кому повезет. Я не знаю, честно говоря, от чего это зависит, это малоизученные вопросы. Иногда это даже не зависит от возраста ребенка. Иногда бывает, что с маленьким ребенком на это уходит очень много времени, а с подростком достаточно недели. Надо быть готовым к любому развитию событий: хорошо, если повезет, а ведь может и не повезти…

– И всё-таки, есть же какие-то общие проблемы у детей, переживших опыт отказа родителей, потери родителей или изъятия у родителей?

– Конечно, есть. Что можно сказать? Ребенок в период адаптации всегда переживает сильнейший стресс, и, с точки зрения ребенка, не всегда очевидно, что этот стресс – положительный. Это для нас очевидно, что его жизнь изменилась к лучшему, а ему это может быть не очевидно. Более того, даже если очевидно, это само по себе стресс не снижает. Это несопоставимо даже, допустим, с эмиграцией. 
    Вот представьте себе, что вас поместили бы не в Париж и не в Нью-Йорк, а в племя каких-нибудь аборигенов и сказали бы: «Вот замечательные люди. Они тебя очень любят, они хотят, чтобы ты теперь жил с ними. (смеется) Ничего, что у них на завтрак жареные гусеницы, ничего, что они ходят в набедренных повязках, что есть надо втайне от всех, а в туалет можно ходить, когда все смотрят! Это у них такие правила, нормально, ты привыкнешь очень скоро». (смеется) Вот так вот можно представить себе уровень стресса ребенка. 
    Как бы ни нервничали родители, они остаются в своей квартире, в своей семье, со своими друзьями, со своей работой, со своим привычным кругом общения, а ребенок меняет всё! У него нет ни одного знакомого лица, ни одного знакомого предмета. Ничего! У него меняется абсолютно всё. Ему говорят: «Ой, как тебе повезло! Как хорошо всё в твоей жизни, как мы тебя будем любить и о тебе заботиться!» А у него уровень стресса зашкаливает за все мыслимые пределы, которые мы можем себе представить!
   Ну, а стресс у них проявляется в зависимости от их собственных качеств и темперамента. Собственно говоря, каждый про себя и про своих знакомых и родственников знает, как у людей проявляется стресс: это может быть нарушение сна, нарушение аппетита, раздражительность, плаксивость, истерики, ступоры, торможение… Все то, что бывает у нас, когда мы переживаем стресс, то же самое и у детей бывает. И самое опасное здесь – если родители в это время придут к выводу, что ребенок ТАКОЙ, что он ненормальный. «Подсунули ненормального!» Я вас уверяю, что на месте ребенка любой из нас, и вы в том числе, тоже были бы не сильно нормальными! 
    Тут самое главное – просто напоминать себе, что это не что иное как стресс. Вы ребенка настоящего – такого, как есть! – увидите через год! В первый год вы видите ощетинившегося ежика. И эта «ощетиненность» может проявляться по-разному, не всегда в агрессии. Она может проявляться, наоборот, – в показной ласковости и послушании. Но на самом деле, это не его ласковость и послушание – это его защита против вас, потому что он еще не знает, чего от вас ждать. И только когда пройдет время, и он поверит, что вы, во-первых, в его жизни всерьез и надолго, во-вторых, что вы - источник защиты, а не источник опасности, – тогда вы увидите своего ребенка таким, какой он есть. Сначала по кусочкам, потом всё больше и больше.

– Часто говорят, что ребенок в учреждении и ребенок дома – это два разных ребенка. А через год это будет третий ребенок, и вот он-то – настоящий!

– Да, потому что дети в учреждении часто находятся в шоковом состоянии: они потеряли свою семью, они не понимают, куда их переместили, зачем, что это вокруг… И они уходят в некую психологическую заморозку, в шоковое состояние. Они послушные, они удобные, они не возражают, они все делают, что им велят… А когда они попадают в безопасную обстановку, через какое-то время у них эта заморозка проходит, и проявляется полученная травма, весь пережитый ужас, и ребенок начинает вести себя соответственно. А потом, когда проходит еще время, проходит адаптация, он успокаивается, реабилитируется и становится уже более-менее самим собой.

– Наверное, больше проблем с адаптацией ребят постарше – возрастные кризисы накладываются…

– Да, но с другой стороны, чем ребенок старше, тем больше он в состоянии понять, тем больше ему можно объяснить. Я бы сказала, все зависит, скорее, от степени травмированности ребенка. Двухлетний ребенок, от которого отказались сразу после рождения, может быть психологически травмирован гораздо тяжелее, чем ребенок двенадцатилетний, который еще год назад был в семье, пусть неблагополучной, но в семье. 
    
Очень многие родители говорят, что такой двенадцатилетний без всякой особой адаптации, как нож в масло, в семью входит, а вот с двухлеткой все на ушах стоят. То есть, это, скорее, зависит от степени травмированости ребенка, чем от его возраста.

– Но всё-таки есть какие-то способы сгладить вот этот резкий переход, когда действительно все рушится и меняется?

– По возможности, все проговаривать, много раз объяснять, почему так или этак. Быть готовым к тому, что каких-то совершенно очевидных вещей человек может не знать, например, что нужно воду в туалете спускать. Не злиться из-за этого, не строить ужасные предположения, что раз так, то он ненормальный! Просто понимать, у ребенка все в жизни изменилось, и он не всё еще может переварить. Спокойней относиться к этому, не ставить сразу много задач… Мне кажется, главная ошибка, когда родители в первый же год, закусив удила, стремятся срочно-срочно-срочно добиться, чтобы ребенок догнал программу, преодолел задержку психомоторного развития, научился и тому, и этому; таскают его по специалистам, занимаются исправлением любых мелких недостатков здоровья и так далее… И себя загоняют, и ребенку покоя не дают! В первое время не надо этого всего! Просто научитесь жить вместе. Делайте так, как вам проще, никого не слушайте. Проще взять с собой в кровать – значит, берите с собой в кровать. Проще кормить тем, что он привык (некоторые дети после детского дома ничего не едят, кроме макарон и сосисок) – ну, значит, кормите две недели макаронами и сосисками. Никто не умрет от этого! Придет время, и он распробует ваши разносолы. Всё, что снижает стресс вам и ребенку, – всё хорошо, всё правильно! Жизнь впереди долгая, всё наладится. Режим наладится, еда наладится, будет время поправить здоровье. На первых порах делайте так, как легче и проще. Это самый главный принцип!

– Но ведь бывают реальные психические, неврологические проблемы! Не всё можно вылечить любовью, есть ведь и болезни…

– Естественно, есть какие-то ситуации, когда проблемы со здоровьем нельзя откладывать, ими нужно заниматься сразу. Таких ситуаций не так много, но если они есть, то есть. Если у вас возникают какие-то сомнения, то, дав себе и ребенку время успокоиться, надо обратиться к специалистам, провести диагностику и дальше уже принимать решение – надо или не надо лечить. Почему диагностика в первые месяцы не имеет смысла? Потому что уровень стресса у ребенка такой, что ни один специалист не отличит: это он сейчас не может посчитать до пяти, потому что у него умственная отсталость или потому что он сейчас перепуган до смерти…

– Может, ему просто никто никогда не говорил, как считать до пяти…

– Да, поэтому диагностика психоневрологических проблем в первые несколько месяцев просто не имеет смысла, она не будет достоверной. Конечно, если это какая-то грубая соматика, например, порок сердца, то лучше оперировать без промедления. А если это «тонкие материи», надо просто подождать, пока он успокоится. Тогда что-то само рассосется, а что-то останется. Вот с тем, что останется, и будете иметь дело.

– То есть, как минимум нужно сделать паузу длиной в несколько месяцев?

– Конечно! В первые несколько месяцев главная ваша задача – научиться жить вместе, чтобы у вас начала формироваться привязанность. Это самое важное! Ради этого всё делается! Всё остальное - успеете потом, не надо таскать его по репетиторам, по выставкам, срочно заниматься расширением кругозора и так далее! На это будет время! Если он успокоится, то дальше он наверстает быстро. Главное, чтобы он поверил, что жизнь наладилась, всё нормально, у него есть семья, вы никуда не денетесь, он в вас немножко разобрался, в ваших реакциях; знает, что вам нравится, что вам не нравится, когда вы сердитесь, когда вы хвалите. Вот на это нужно потратить несколько первых месяцев. И вы сами под него подстроитесь, начнете его понимать, чувствовать: почему сейчас он плачет - от того, что испугался, или ему плохо, или он просто капризничает? На это нужно время.

– Спасибо большое!


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru