СКОРО


АВТООТВЕТЧИК
(495)633-54-62

Поиск
 
Strana.ru
RTR-Sport.ru
Россия
РТР-Планета
Радио Маяк
Радио России
smi.ru
Skavkaz.rfn.ru
Выпуски программ


Выпуск 143.
Эфир - 3 апреля 2010 г.

  [ звук ]

 

 

Эфир – 3 апреля 2010 года в 17.30. Повтор 6 марта 2010 г. в 17.30

    Наши постоянные радиослушатели уже хорошо знают, что мы, рассказав историю какой-либо семьи, не прощаемся с ней, а внимательно следим за судьбами людей, однажды ставших героями наших программ. И эти истории получают порой совершенно неожиданное продолжение. Как произошло, например, с нашей героиней по имени Ольга. Ее интервью прозвучало в одном из выпусков четыре года назад.

Фрагмент выпуска № 48.

    Ольга живет в одном из небольших российских городов. По профессии она журналист. Много лет назад, выполняя редакционное задание, впервые побывала в районном доме ребенка. Тогда, еще в советские времена, Ольга много писала о специальных детских учреждениях и о детях, которые там находятся.

Ольга: Я была во многих детских домах. Я видела этих детей, видела их глаза. Я понимала, что им всем – всем! - помочь невозможно, но одному человеку, одному маленькому человеку помочь можно. И это нужно сделать!

    Когда Ольге было немногим за тридцать, она вновь приехала в тот же дом ребенка. Но уже без диктофона и журналистского блокнота, а с необходимыми для удочерения документами. 
    Ольга искала девочку трех лет. Но незадолго до ее приезда в дом ребенка подросших детей перевели в детский дом. «Осталось только две девочки этого возраста, но, боюсь, они Вам не подойдут! Одна из них, ну, очень маленькая!» - предупредила Олю заведующая. И повела будущую маму в группу. Тот день Ольга помнит очень хорошо.

 

размер: 175437 байт

 

Ольга: Мы зашли в группу, там дети играют, как в детском саду. Мне показывают: «Видите ту девочку? Маленькую такую? Вот это она!» Я смотрю: действительно, крошечный ребенок! У нее был рост 80 см. В 3 года! Играла она одна. Не с детьми. 
    Подвели ее ко мне, она дичилась. Почти не говорила, отдельные слова только. Смущалась, но на руки ко мне влезла, хотя и с трудом. Мы посмотрели с ней картинки в книжке. Воспитатели пытались показать, что ребенок нормальный, только немного отстает в развитии. Когда они начали стаскивать ее у меня с рук, она как вцепится в меня - и всё! Ей буквально разжимали пальцы! Во мне всё перевернулось! Когда мы вышли из группы, мне говорят: «Ну, пойдемте другую девочку смотреть!» Я говорю: «Какую другую девочку? Все - она меня сама выбрала! Я больше никого не пойду смотреть!» Вот такая история. Так мы и нашли друг друга! И все тогда еще сказали: как вы похожи, наверное, ты выбирала! …
    Она маленькой-то почему была? Она родилась недоношенной! Как мне сказали в доме ребенка, мать, видимо, пыталась ее вытравить, поэтому она в 7 месяцев родилась, весом в 1 кг 100 г. В год она заболела бронхопневмонией, очень долго лежала в больнице, просто потому, что никому не нужна была. Потом попала в дом ребенка. Я боялась, что у нее будет отставание в физическом или умственном развитии. Слава богу, все нормально, нормальный ребенок!…
    У нее дата рождения - 7 января. То есть, она мой рождественский подарок, самый настоящий!

                                                               

        Тогда, четыре года назад, ни мы, ни героиня этой истории еще не знали, какой сюрприз нам приготовила жизнь. И даже предположить не могли, что спустя какое-то время Ольга станет работать вместе с нами, в проекте «Детский вопрос». 
    Вырастив дочь (сейчас ей уже 23 года), Оля переехала в Москву. И теперь сама рассказывает радиослушателям «истории с продолжением». Так что если ее голос показался кому-то из вас знакомым, – ничего удивительного в этом нет. 
    Одно из редакционных заданий, которое получила новоиспеченная коллега, было необычным: взять интервью у собственной дочери.

 

    Подробнее о том, что из этого разговора получилось – Геннадий Сырков.

«ПОГОВОРИ СО МНОЮ, МАМА!»

 

размер: 30509 байт

Дочь: Один раз я смотрела фильм. Там женщина тоже усыновила ребенка, и через много лет он узнал об этом. Кто-то ему рассказал. И я задумалась, что лучше: всю жизнь прожить, не зная, что ты усыновлен, или наоборот? Это мучило меня несколько лет. А знать, что ты усыновлен, — каково это? Переживать, думать?

    Вот дочь уже и выросла. Она уже сама мама, у нее муж и маленькая дочка. Живет не просто отдельно – в другом городе. К маме приехали в гости на несколько дней. И тут этот неожиданный разговор. О прошлом…

 

ЧАСТЬ 1

Мама: Меня мучают некоторые вопросы, которых я тебе никогда не задавала...

Дочь: Почему?

Мама: Ну, мы, вроде, не любим эту тему трогать.

Дочь: Но нам и жилось, вроде, хорошо. Безо всяких вопросов!

    Прошлое разделено на две части: двадцать лет и три года. Двадцать лет прожиты вместе, а три года – это жизнь дочери в доме ребенка. Сумеречная лакуна в истории семьи. И хотя факт удочерения давно уже не тайна, всерьез разговор на эту тему между мамой и дочерью – впервые.

размер: 64754 байт

 

Мама: Но все равно какие-то вопросы возникают. Меня, например, давно мучает вопрос: интересует ли тебя женщина, которая тебя родила? Ты думала об этом?

Дочь: Думала, конечно!

Мама: И что же ты думала?

Дочь: Ну, что она не очень хороший человек, если меня бросила.

Мама: А ты не думала, что у нее были какие-то обстоятельства?

Дочь: Думала! Думала, что она не могла себя прокормить, что у нее не было жилья или работы. Не по силам было растить меня, потому и отдала.

Мама: То есть, у тебя к ней какое отношение?

Дочь: Понимающее. Всякое же бывает!

Мама: Но саму-то историю ты знаешь? Знаешь, что это за тетенька?

Дочь: Да, мне рассказывали.

Мама: Ну-ка, расскажи мне! Может, ты что-то не так знаешь! Я тебя поправлю.

Дочь: Ну, что у этой женщины уже была семья, но она была гулящая. Видимо, «налево» ходила, забеременела.

Мама: Могу тебе сказать, что у нее уже было двое сыновей! Подростки, 12-ти и 14-ти лет. Ты никогда не думала, что у тебя есть два брата?

Дочь: Ой, мам! (с досадой) Ну что ты мне прямо...

Мама: Кстати, меня подмывало съездить в эту деревню и посмотреть на эту женщину. Мне хотелось знать, как ты будешь выглядеть, когда станешь взрослой. Слышишь?

Дочь: Угу.

Мама: Вот это меня очень интересовало! И просто хотелось посмотреть на эту женщину. А тебе разве нет?

размер: 21986 байтДочь: Меня тоже спрашивали, не хотела ли я увидеть ее. Мне уже восемнадцать стукнуло. То есть, свободна, можно съездить и посмотреть. Но зачем? А вдруг она меня не хочет видеть? Мне кажется, если она меня бросила, то…(решительно) Бросила, значит, - всё, распрощалась!

Мама: А ты помнишь, как ты об этом узнала?

Дочь: Помню, что в 10 лет. Я истерику закатила, ты меня сильно отругала и сказала, что можешь отправить меня обратно.

Мама: Но ты ведь тогда уже знала, для тебя это не было новостью?

Дочь: Нет, если честно, именно тогда я и узнала. Когда ты мне сказала, у меня был шок: как так?

Мама: У тебя был шок от того, что я могу отдать тебя обратно, или от того, что ты неродная?

Дочь: От того, что неродная. То есть, я не помню, говорила ли ты мне до этого…

Мама: То есть, у тебя это в голове не отложилось?

Дочь: Нет!

Мама: Но это было не в десять лет, а в первом классе! Я помню.

Дочь: Разве?

Мама: Да-да! Я же очень хорошо это помню. Я потом сто раз пожалела, что так сказала! Но ты меня просто довела, если честно! (весело) Я бы тебя, конечно, не отдала, ты сама это знаешь! Но я очень сильно рассердилась...

 

—-

размер: 58208 байтМама: Впоследствии мне в доме ребенка сказали, что она потом следила несколько лет...

Дочь (удивленно): За мной?

Мама: Да. Хотя есть тайна усыновления, но из ее деревни приезжали люди, тоже за ребенком, и через них она наводила справки, куда ее ребенок делся. Она узнала, что ребенка взяли в семью. Только я не знаю: проболтались они о том, кто взял, или нет? Поэтому я боялась, что однажды она позвонит в дверь и скажет: отдавай мою дочь!

Дочь: Кстати, у меня были такие мысли! (улыбается) Папа какой-нибудь придет и скажет: здрасьте, я ваш папа!

Мама: А эти мысли были страшными или радостными?

Дочь: В ожидании чего-то...

Мама: То есть, ты хотела, чтобы это произошло?

Дочь: По настроению! Когда-то хотелось, когда-то думала: ой, не дай бог! Придут, и что я буду делать? А вдруг меня заставят уйти с ними? Скажут: мы законные, так что поехали с нами! А ты бы не смогла ничего сделать. Вот этого боялась! А с другой стороны, хотела, конечно, увидеть: (оживляется) а вдруг у меня папа миллионер?

Мама: Лена, ну какой миллионер?! В деревне-то...

Дочь (смеется): А всякое бывает! В детстве, мам, почему бы и не пофантазировать?

Мама: То есть, ты фантазировала?

Дочь: Конечно!

Мама: А ты думала о том, что у тебя вообще вся жизнь могла по-другому сложиться?

Дочь: Об этом я тоже думала. Если бы ты меня не удочерила, что было бы? Где бы я сейчас была? Что бы сейчас со мной было?

Мама: В какой стране?

Дочь: В какой стране…

размер: 67608 байтМама: Или в какой деревне...

Дочь: Как бы меня воспитали...

Мама: Как вариант: ты осталась бы в доме ребенка...

Дочь: Да! Об этом я тоже думала. Возможно, что меня никто не удочерил бы! Наверное, я куда-нибудь поступила бы. Куда-то ведь выпускают их...

Мама: В ПТУ!

Дочь: В ПТУ. Наверное, училась бы и работала.

Мама: Тебя это пугало? Или...? Как ты рассматривала эти варианты? Может, ты говорила (горестным тоном): эх, увезли бы меня куда-нибудь в Америку!

Дочь: Не поверишь, но я всегда думала: да, может быть, там лучше, а может быть, намного хуже, но зато мне нравится, как живу я сейчас. Все мысли возвращались к этому времени, я думала: у меня все есть, я самая счастливая. Пусть у меня нет папы, зато у меня мама заменяет всех! Ты же мне устраивала хорошую жизнь. Возила меня, чтобы не скучно мне было.

Мама: Море, путешествия?

Дочь: Да. И если бы мне предложили что-то лучшее, то я не согласилась бы! Пусть будет все так, как случилось!

Мама: Все хорошо получилось?

Дочь: Да.

Мама: Я тоже считаю, что мне повезло. У меня самая лучшая дочка!

Дочь: Ой, я сейчас покраснею…

Мама: Нет, правда-правда.

 

размер: 64453 байт

 

——

размер: 68139 байтДочь: В далеком детстве я сказала себе: когда вырасту, обязательно возьму ребенка! И эту мысль я не отбросила, у меня это в планах! Нет, серьезно! И у мужа есть такое желание.

Мама: Ты разговаривала с ним?

Дочь: Да, разговаривала. Он согласился со мной. Он вник во все.

Мама: В нашу историю?

Дочь: Да, в нашу историю! И сказал: конечно! Мы разговаривали на эту тему, когда еще только поженились. Он сразу почему-то согласился, но при условии, что сначала я рожу сама. А после этого, сказал, обязательно возьмем, если будут финансовые возможности. Так что в планах это есть!

Мама: А, все-таки, почему? Ты считаешь, что это твой долг, или…

 

Дочь: Да, это мой долг! Раз меня кто-то удочерил, значит, и я должна кого-то спасти! Осчастливить какого-то малыша. Так же возить его везде, баловать, покупать ему много игрушек... Это же здорово!

размер: 75777 байт

 

ЧАСТЬ 2

    Этой тихой беседе все время будет мешать домашний кот. Запертый в соседней комнате, он сначала будет настойчиво проситься к людям. Впущенный же, удостоверится в малозначительности их разговора для собственной кошачьей персоны. Требовательным мяуканьем вновь заявит свое право на свободное перемещение в пределах жилища.

    Чаепитие – воскресное полуденное чаепитие с покупным печеньем – разделит эту беседу на две половины. Беседу, в общем-то, длинную, часа на полтора, но в нашем пересказе — короткую.

Мама: Допустим, я тебя сильно отругала за что-то, ты не думала в этот момент: ну, конечно, была бы я родной дочерью, она бы себя так не вела!

Дочь: Нет, ни разу в жизни не думала! Наверное, понимала, все-таки, в глубине души, что за дело ругаешь.

——-

размер: 57803 байтМама: Раннее детство ты вообще не помнишь? У тебя вся жизнь только рядом со мной?

Дочь: Помню только пару моментов. Например, как я играю в садике... ну, не в садике, а вот... и у меня отняли куклу, и я дралась за нее! Это не в садике было, а именно в детском доме…

Мама: В доме ребенка....

Дочь: Да. И еще я помню, как нас укладывали спать. Кровати были большие, очень высокие, и нас клали туда. Этот момент тоже хорошо помню.

Мама: А почему ты думаешь, что это был не садик?

Дочь: Потому что садик я свой помню! Там совсем все по-другому.

Мама (после паузы): Ну да... в детстве ты все говорила - «старый садик». Про дом ребенка ты говорила «старый садик».

Дочь: Да. Вот эти два момента до сих пор помню.

Мама: Эти кровати тебе, наверное, действительно запомнились, потому что мы как-то смотрели телевизор, тебе, наверное, лет пять было...

Дочь: И что?

Мама: Ты сказала, что показывают старый садик. Я спрашиваю: какой старый садик? А ты говоришь: ну, в старом садике были такие вот кровати! (улыбается) Кровати почему-то тебе запомнились...

Дочь: Да, запомнились! Большие такие! Простые, но очень высокие!

Мама: Простые — это какие?

Дочь: Ну, сейчас есть же кровати детские…

Мама: Ну...

Дочь: …стандартные...

Мама: Кроватки деревянные?

Дочь: Деревянные. Помню, как нас ставят... ну, одевают, переодевают, укладывают! (тихо и задумчиво) Вот это я очень хорошо помню. Не знаю, почему...

——-

размер: 57614 байтМама: А ты не помнишь, почему в детстве ты мне руки все время целовала? Меня это всегда шокировало! Не помнишь?

Дочь: Помню, что целовала, но не помню - почему.

Мама: Это странно, согласись? Ты видела, чтобы дети руки целовали мамам? Дочь: Не знаю. А я уже пришла с такими «вещами»?

Мама: Это вскоре началось…

Дочь: А почему ты меня не спросила тогда? (смеется)

Мама: А что бы ты мне сказала? В три-то года?

Дочь (смеется): Не знаю...

Дочь: А еще я помню... я аккуратная была?

Мама: Да, очень аккуратная.

Дочь: Помню, что я все складывала стопочкой.

Мама: Но это тебя в доме ребенка так...

Дочь: Даже игрушки все время убирала в коробку какую-то... что-то уроню — обратно положу! Обязательно убрать, подмести! Вот это я хорошо помню.

Мама: Я только одно помню: что ты не спала. Ты хоть сама-то это помнишь?

Дочь: Это я помню. Помню, что ты угрожала мне ремнем. Помню, что бабуля даже два раза стукнула...

Мама: А еще какие ошибки?

Дочь (после раздумья): Вроде, ты меня есть заставляла...

Мама (весело): Нет, наоборот! В воскресенье я тебе оставляла обычно на кухне печенье, яблоки .Чтобы поспать! (смеется).

 

——-

 

размер: 56933 байтМама: А чего ты боялась больше всего? Вот прямо страшно-страшно?

Дочь: Остаться одна, без мамы. Очень боялась! Бывало, что ты задерживалась на работе, не звонила, раньше же телефонов не было! И я боялась: а вдруг что-то случилось, вдруг ты погибла? Очень боялась, очень переживала.

Мама: Просто ужас какой-то?

Дочь: Да! Думала: опять одна! Почему-то мне так казалось. Думала: опять туда вернусь!

Мама: Так ты боялась меня потерять или опять вернуться в детский дом?

Дочь: Нет, потерять! Хотя я не помнила, как было в доме ребенка, но, видимо, где-то внутри знала, что там плохо, поэтому не хотела туда возвращаться! Да, очень боялась остаться одна. Да и до сих пор боюсь.

——-

размер: 87564 байтДочь: Если честно, я бы на ее месте своего ребенка нашла! Узнала бы, что с ним случилось, кто его забрал!

Мама: Наверное, ты просто не отказалась бы от него?

Дочь: Разумеется, не отказалась бы! Но в такой ситуации - искала бы!

Мама: Понятно! Я, наконец, получила ответ на вопрос, который меня долго мучил: почему ты не ищешь ее и своих братьев?

Дочь: Наверное, из-за того, что мне о ней рассказали: что она хотела от меня избавиться еще во время беременности! Конечно, у меня сразу к ней возникло отвращение.

Мама: То есть, ты ей не простила?

Дочь: Нет, это слишком сильно задело! Конечно, я желаю ей добра и счастья, но …

Мама: Никаких чувств…

Дочь: Нет, конечно, какие чувства? Ведь мне о ней рассказывали только плохое!

Мама: Кто тебе рассказывал-то? Я тебе почти ничего не говорила.

Дочь: Рассказывали! (усмехается)

Мама: Интересно…

Дочь: Тетя Ира мне много рассказывала.

Мама: Тетя Ира? Тетя Ира сама с моих слов знает! Может, она еще половину перепутала.

Дочь: Нет, она то же самое рассказывала: что мучила меня, не доносила, родила и ушла в тот же день!

Мама: Сразу или нет, но отказ от ребенка в роддоме написала.

Дочь (горестным тоном): Я никому не нужен! (усмешка) Я удивляюсь! Вот я родила Ритку, – какой отказ?! Я готова была бы жить в бедности, в коробках, - но я не смогла бы отказаться!

размер: 56385 байтМама: Там-то была другая ситуация. …

Дочь: Она же никому не говорила, что беременна, скрывала!

Мама: Самое главное, что она скрывала это от мужа! Дело не в том, что денег не было. Это было советское время, люди еще нормально жили. Она отказалась из-за мужа. Я пытаюсь ее понять! Может быть, муж ей поставил условие: или ты от этого ребенка отказываешься, или я забираю сыновей и ухожу от тебя!?

Дочь: Да, это тоже могло быть.

Мама: Мы же не знаем…

Дочь: А узнать бы! (смеется) Найти, что ли, ее?

Мама: Ну вот, закончили разговор! (Мама и дочь смеются) Если ты нашла бы ее, что бы ты ей сказала?

Дочь: У меня, наверное, не было бы слов! Я говорю: я просто разрываюсь! С одной стороны, понять ее можно, с другой - простить ее не могу! Как же так: бросила меня? То есть, не могу выбрать, что для меня важнее…

Мама (вздыхает): Да…

 

    Это еще не фактическое окончание разговора. У мамы еще будут вопросы, а у дочери явно не пропала охота на них отвечать. Но в семейном разговоре, в сущности, точка может быть поставлена в любом месте. И в любой момент он может возобновиться.

размер: 42654 байт

Дочь: Я в детстве думала, что, может, за мной кто-то следит?! Я иду в школу, а папа или мама смотрят, что у меня все хорошо.

Мама: Тебе этого хотелось, или ты этого, наоборот, боялась?

Дочь: Мне хотелось, чтобы они увидели, что у меня все хорошо!

Мама: А, чтобы они знали, что у тебя все хорошо?

Дочь: Да, конечно! Гордились мною! Знали, что хороший человек растет. Достигает цели…

размер: 70376 байт

размер: 50484 байт

 


Rambler's Top100
 

© "Радио России". Социальный проект "Детский вопрос" существует с 2004 года. Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Создание и поддержка: Дирекция интернет-вещания ВГТРК, 2006-2007. Адрес электронной почты редакции: deti@radiorus.ru